Смерть им к лицу: как функционирует Исламское государство
Почему никто не воюет с ними всерьез? Кому они продают нефть и у кого покупают оружие? Где хранят деньги? Специалисты отвечают на вопросы о причинах успеха самой страшной террористической организации нашего времени.
9 вопросов
1. Кому продает нефть ИГ и сколько на этом зарабатывает?2. Почему Турция, Израиль и Иран не воюют против Исламского государства в полную силу?3. Где Исламское государство берет оружие?4. Почему вербовщиков ИГ не удаляют из социальных сетей?5. Где хранит деньги ИГ и почему их счета не заблокированы?6. Кто строит стратегию Исламского государства?7. Кто страшнее – ИГИЛ или те, против кого они воюют в Сирии и Ираке?8. Представляет ли ИГ угрозу России?9. Были ли случаи выкупа заложников у ИГИЛ?

Иордания у них покупает нефть, Турция по копеечным ценам. Они и сбили цену на нефть по большому счету. Там довольно большие объемы, они в день, по-моему , получают около 1 $ млн. Даже если они продают её по 10$, получается 100 000 баррелей.

2/9 Почему Турция, Израиль и Иран не воюют против Исламского государства в полную силу?

Турция не воюет, потому что ИГ для нее враг даже не завтрашнего, а послезавтрашнего дня. Главный соперник Турции на сегодня и за последние десятилетия — это курды, которые какое-то время назад заключили соглашение с Турцией о прекращении огня. И какое-то время всё было в полном порядке, но тут начались события в Сирии.

Сирийские курды в ходе гражданской войны образовали самостоятельный анклав. Им на помощь пришли турецкие курды и получилось так, что турецким властям нужно было помогать в борьбе против ИГ сирийским курдам. Они не спешили этого делать, и им на помощь пришли турецкие курды.

Заварилась настоящая каша и всё закончилось тем, что сейчас соглашения нет. ИГ тоже нанесло удар, был взрыв в турецком городе. И сейчас в Турции и те, и другие. Еще нужно учитывать то, что Эрдоган — главный враг сирийского режима Башара Асада. И Турция воюет на трех фронтах: сирийские курды, ИГИЛ и Башар Асад. И в этих условиях направить все силы против ИГ значит ослабить другие два фронта. Плюс Эрдоган понимает, что если активно начать действовать против ИГ, то ИГ может ответить очень мощной волной. К примеру, начнет организацию терактов внутри Турции. И виноватым окажется президент Эрдоган. Суть в том, что Башар Асад и курды сейчас в большем приоритете, чем ИГ.

Иран не может воевать, потому что 1300 лет персы и арабы живут как кошка с собакой. Очень много раз воевали и друг друга терпеть не могут. А вот в 80-х годах 8 лет продолжалась война между Ираном и Ираком. Миллион человек было убито. Представьте, сколько осталось сирот и инвалидов с тех пор, поэтому появление одного персидского солдата в Ираке вызвало бы дикое возмущение у сунитов и шиитов. Поэтому Иран может действовать тихо: либо посылая спецназ, либо пуская в ход авиацию с американцами. Вступление иранской армии в Ирак исключено из-за персидско-арабских отношений.

Израиль. Если бы кто-то мог ответить на вопрос, на чьей стороне он должен выступить! ИГ — это сунитская организация. Ясно, что в перспективе ИГ — смертельный враг Израиля. Один из лозунгов ИГ — «Путь в Иерусалим лежит через Багдад», то есть создать Исламское государство (не такое, как сейчас, с маленькой столицей), а настоящий халифат со столицей в Багдаде или Дамаске, а потом обрушиться на Израиль и уничтожить его. С этой точки зрения, логично воевать на стороне тех, кто борется против ИГ. А с ИГ сражаются шииты, и помогать шиитами значит осложнить отношения со странами-друзьями: это Египет, Иордания и Саудовская Аравия. Израилю лучше не воевать ни с кем в данный момент.

3/9 Где Исламское государство берет оружие?

Это американское оружие, которое они захватили год назад. Американцы потратили 15 млрд долларов за время оккупации 2003 года, чтобы создать боеспособную иракскую армию. Они ушли, а иракская армия осталась. Не боесбособная и коррумпированная. И год назад ИГИЛ из Сирии вошел в Ирак. Солдаты Ирака убежали и оставили все оружие на месте.

Плюс трофейное оружие во время завоевания Сирии. И на данный момент этого хватает.

4/9 Почему вербовщиков ИГ не удаляют из социальных сетей?

Это очень сложно технически, если у них серверы находятся в других государствах. В этом случае их практически невозможно удалить. В том случае, сайты и прочее находятся на серверах, подлежащих юрисдикции РФ, их естественно блокируют.

Но с учётом того, что они имеют опыт работы в двух чеченских кампаниях, когда Удугов работал против России, у них практически все серверы удалённые. Они находятся на ближнем Востоке, в Европе, в Северной Африке. В государствах с либеральными законодательствами: Швеция, Норвегия.

Вопрос в том, как решить эту проблему. Над этим уже 20 лет совместно работают США, Россия, Китай, Япония, Европа, обсуждают эту проблему в контексте международной информационной безопасности. Там две проблемы. Первая, самая большая, как свести к общему знаменателю национальные законодательства? У всех очень разное понимание — что такое международный терроризм, религиозный экстремизм. Вторая — обсуждение самих терминов: что такое кибер-преступность, что такое кибер-терроризм. У всех разное понимание. По этому вопросу проводятся конференции в Германии, России, Китае, Китае. Эти вопросы обсуждаются на уровне секретаря Совета безопасности, Николая Патрушева. На аналогичном уровне в Швеции, Китае, Израиле, США.

Как эти вопросы, например решает Китай и Япония? Они создали внутренний интернет без выхода во всемирную сеть, таким образов ограждаясь от ИГ и кибер-террористов, использующих Интернет для распространения своих идей и поиска потенциальных жертв.

5/9 Где хранит деньги ИГ и почему их счета не заблокированы?

Они возят с собой и наличные. Интересно, что они ввели золотой динар. Они уже его отштамповали. То есть у них есть золотой запас, золотой эквивалент. Они захватили хранилище казны. Наличности у них много.

Со счетами сложнее. Это давняя и сложная схема капитала, который финансирует исламскую террористическую деятельность. Эти банки и эти сложные проводки нужно искать в азиатском, тихо-азиатском регионе, даже в Австралии, Индонезии, на Филиппинах. Это довольно сложные схемы и они прекрасно ими владеют. И все всё понимают, всем это выгодно. Вы полагаете, что кто-то хочет их опрокинуть? Нет, это не так. Потому что, чтобы с ними справиться, известно, как это делать. А поскольку это не делается, значит не хотят этого делать. Продавцам оружия они выгодны, окружающим странам — выгодны; покупающим нефть — выгодны. При это между группами, входящими в ИГ, очень сложные отношения. И на этих противоречиях между группами, входящими в правящую верхушку ИГ невозможно играть.

В 1999 году я разговаривала с представителями французской дипломатии и задавала вопрос, зачем они ввязались в эту историю в Югославии. Я тогда была ещё немного наивной и думала, что Франция блюдёт свои суверенные интересы. И когда они мне три раза на этот вопрос ответили, что Милошевич очень плохой человек, я сказала: «Ну хорошо, положим, Милошевич завтракает младенцами, но при чём здесь всё остальное и зачем это Франции, вы не понимаете, чем это чревато? Вы даёте старт процессам, которые не сможете проконтролировать, к вас будет вал мигрантов». Мне это было понятно с самого начала.

По некоторым данным, потоки беженцев финансируют американские фонды. Значит определённым мировым элитам, ближе к американцам, выгодно, чтобы Европа перевернулась. Они же гонят эти потоки. Это же было однозначно, что если устраивается заварушка на севере Африки, люди рванут в Европу. Я считаю, что здесь действует программа по уменьшению народонаселения, стартовавшая в 1995 году, принятая на уровне ООН комиссией по глобализации. Это программа обсуждалась с 70-х годов и в результате победила. Поэтому нужен любой хаос: неуправляемый, управляемый — какой угодно, чтобы все друг друга немножечко перебили. И всё потихоньку успокоится, вечно де воевать не могут.

6/9 Кто строит стратегию Исламского государства?

Говорят, что негласно их поддерживает Саудовская Аравия, Катар и ряд других исламских государств. Вполне вероятно, что сидят среди них стратеги, которые помогают им планировать боевые операции. Они крупные боевые операции проводят и используют самое современное оружие, которое досталось им от оппозиции режиму Асада в Сирии. Сейчас рынок военных специалистов очень велик, вы можете нанимать кого угодно.

7/9 Кто страшнее – ИГИЛ или те, против кого они воюют в Сирии и Ираке?

Естественно, «Исламское государство» страшнее.Проблема ИГИЛа в том, что они считают нормальным убивать человека за принадлежность к другой вере. Они считают нормальным убивать человека за то, что, по их мнению, он не так себя повел. Для них не существует этой границы, нет ценности человеческой жизни. Поэтому ни Асад, ни шиитско-курдские власти Ирака, ни Сирийская свободная армия, ни тем более те международные силы, которые им помогают, по опасности не сопоставимы с «Исламским государством».

Политические исламистские группировки как течение сформировались в XX веке, и несколько раз за столетие были предприняты попытки создания государства по шариату. Например, это Иран с шиитскими руководителями или Саудовская Аравия. В Пакистане пытаются с переменным успехом создать что-то подобное. Но тем не менее ни Иран, ни Саудовская Аравия не являются массовыми убийцами: там нет массовых репрессий. Эти диктаторские режимы крайней степени авторитаризма в сравнении со сталинской Россией, Китаем с Мао и Северной Кореей Кима довольно-таки травоядные: тотального массового террора там нет. Но, разумеется, они идеологизированы и архаичны в своих представлениях.

А «Исламское государство» (для тех, кто не хочет называть его халифатом, это Дауля аль-Ирак аль-Исламийя) ведет себя совершенно по-другому. ИГИЛ ставит своей целью глобальную экспансию. После того как летом прошлого года они провозгласили себя халифатом, уже не собираются останавливаться на той территории, которую занимают сейчас. Самое опасное, что может произойти и что мы уже сейчас можем наблюдать, в частности, в Сирии, – это поглощение «Исламским государством» тех территорий, которые ранее были подконтрольны Сирийской свободной армии. Но они даже и не думают останавливаться на территории Сирии и Ирака. ИГИЛ выступает за глобальный халифат и собирается вводить распространение ислама насильно.

Совершенно кошмарная ситуация была и остается с езидами в Ираке: если вы не успели сбежать с территории, занятой ИГИЛом и объявленной домом ислама, то либо будете обращены в ислам, либо (в случае отказа) мужчину убьют, а женщину сделают рабыней.Но идеал ислама ИГИЛа абсолютно не совместим с современностью. Это крайняя форма саласизма. Для них идеальный вариант государства – община пророка Мухаммеда, то есть тип общества первой половины VII века н. э., такой лагерь кочевников, в котором есть рабы, а женщина – существо неполноценное (статус женщины практически приравнивается к статусу ребенка). И вот эти идеалы раннего Средневековья ИГИЛ пытается воплотить в XXI веке, используя при этом самые современные технологии.

Международный исламистский терроризм появился фактически после Афганистана.У ИГИЛа значительно больше денег чем в Афганистане: у них есть доступ к нефти – экспортируют ее контрабандно. Отчасти поэтому и могут окупать свое существование сегодня. У «Исламского государства» есть два преимущества по сравнению с предшествующими им талибами. Во-первых, ИГИЛ очень профессионально обращается с медиа. Так, в 2006 году был образован пресс-центр, выпускающий газеты, листовки, кассеты, какую-то агитационную продукцию. Все виды агитации, которые есть в современном мире, они используют. Сейчас собираются открывать канал круглосуточного вещания в интернете. Во-вторых, они имеют в своем распоряжении много хорошего вооружения. Впервые у такой тоталитарной террористической организации есть танки и вертолеты – все это отвоевано и захвачено. И вот благодаря этим двум сильным сторонам, которых не было у предшественников, ИГИЛ сильно продвигается, даже несмотря на бомбежки.

На отвоеванных территориях они устанавливают свои порядки и, надо сказать, у ИГИЛа это получается лучше, чем у Сирийской свободной армии, военные которой на подвластной им территории берут взятки и нет никакой дисциплины. У ИГИЛа же порядок с казнями и отрубаниями рук – это все ужасно, но есть четкие правила, по которым это политическое образование существует.«Исламское государство» с удовольствием показывает, какое оно страшное, снимая казни и издевательства над людьми, выкладывая и распространяя все это по Сети. А людям во всем мире интересно насилие, потому что возбуждает низменные инстинкты. И это очень опасно, потому что человеку не обо всех своих возможностях нужно знать. Даже само зрелище таких казней может завести механизм деструкции. Люди понимают, что насилие – это нормально и просто. Пару месяцев назад на запрос «аль багдади» в «Яндексе» третьим вылезал откровенно вербовочный сайт.Сейчас «Исламское государство» собирает по всему миру людей, готовых вести священную войну, готовых убивать неверных, отказывающихся от обращения в ислам. Они организуют ячейки, у них хорошо поставлена пропаганда. Они репрессивными террористическими методами навязывают свою идеологию, собираются делать это везде и не скрывают этого.

ИГИЛ вербует людей, в том числе и в России. Сейчас, по неофициальным оценкам, информированных людей, занимающихся этими вопросам, до нескольких тысяч человек из РФ, преимущественно из Северного Кавказа, и уже находящихся на территории «Исламского государства» в Сирии и Ираке. И также из Европы туда едут. Огромное количество из Англии, меньше из Франции и Германии. Очень много из стран Северной Африки – Ливии, Алжира, Марокко. С других континентов тоже, конечно, но в меньшей степени.И «Исламское государство» мне кажется действительно одной из главных угроз, если не главной угрозой всему миру. Не исламизм, а демонстративная жестокость. Это же не ислам, а их понимание ислама. То есть интернетом пользоваться нормально и видео снимать можно, хотя это было большим вопросом для салафитов XX века (нельзя же изображать человека). Сегодня «Исламское государство» фактически ведет против всего мира гибридную войну. И они это свое, мягко говоря, специфическое понимание идеального мира пытаются распространить повсюду.

Напоследок хочется еще сказать про медиа. У них есть замечательные песни – нашиды, традиционные исламские песнопения, которые поются а капелла. И именно ИГИЛу удалось распространить эту культуру нашид по всему миру. Теперь люди из всех уголков земного шара скачивают эту музыку или смотрят на YouTube, и, таким образом, проникаются. Так ИГИЛ показывает, что жестокость может быть привлекательной и заводит вот эти самые нехорошие механизмы в людях. И страшно это, а вовсе не захват куска территории.

8/9 Представляет ли ИГ угрозу России?

Безусловно представляет, и очень большую. Я бы сказал, что из внешних военных угроз - это самая большая. Афганистан, центральная Азия, Северный Кавказ, Поволжье — это территории, в которых ИГ намерено распространяться, какие бы организационные формы это ни принимало (у ИГ масса родственных террористических исламских организаций). Для России это будет представлять огромную опасность войн, террористов, беженцев и прочих социальных бедствий.

Россия предлагает Западу создать единый фронт и скоординировать действия. Но Запад пока не готов широко сотрудничать с Россией по этому вопросу и предпочитает действовать без неё. Россия может самостоятельно противостоять на Северном Кавказе, у нас уже было две кампании, как известно, которые обошлись очень дорогой ценой во всех отношениях. Россия и в центральной Азии принимала участие в 90-е году, в частности в Таджикистане, в борьбе против исламистов. То есть Россия может это делать, но это будет огромная нагрузка на ресурсы и финансовые, и человеческие, и военные, и политические. Вместе, конечно, гораздо эффективнее, быстрее и дешевле. В одиночку это большие потери, долго и с непонятным исходом, потому что внутри России есть целые анклавы, которые являются питательной почвой для распространения исламского экстремизма.

9/9 Были ли случаи выкупа заложников у ИГИЛ?

Да, было несколько случаев с европейскими заложниками. Общая сумма выкупа, заплаченного ИГИЛ, оценивается в сотни миллионов евро.