«Поколение одиноких и балованных детей»
За одну неделю января российские подростки совершили три нападения на школы с применением оружия. В результате пострадали более 20 человек. Какова роль школьного психолога и могли ли они предотвратить трагедии – разбираемся в рамках рубрики «Рабочие моменты».
12 вопросов
1. В России за неделю подростки совершили три нападения на школы. Что вообще происходит?2. Может ли школьный психолог предотвратить трагедии, как в Перми и Бурятии?3. В чем основная проблема российских школьников?4. Как психолог понимает, что с ребенком что-то не так?5. Почему АУЕ развито среди школьников?6. Можно ли сказать, что школа калечит детей?7. Каково это — работать школьным психологом?8. Как проходит рабочий день школьного психолога?9. Как школьный психолог помогает новым ученикам?10. Что делать, если меня травят в школе?11. Что делать, если у меня конфликт с учителем?12. Может ли учитель обратиться к школьному психологу?

Тут все-таки сказывается всецелая напряженность в обществе. 

Один момент, когда в семьях таких детей родители не отработали эти стрессы. 

Другой момент, это личные особенности детей, на которые до подросткового возраста никто внимания не обращал, никто не занимался ими. Ведь сейчас никто по большому счету не заботится об их эмоциональном развитии. 

Третий момент, детям нечего делать. Про пермских детей писали, что они состояли в группах, которые посвящены подобному нападению в американской школе.

Детей надо обязательно развлекать, у них должен быть выход энергии, направленной в конструктивное русло. Сейчас с этим большие проблемы, с кружками, спортивными секциями, нет подростковых объединений или клубов, где дети могут себя занять. Плюс, общая обстановка, когда у родителей нет работы, они пьют. А кто детям поможет, если родители не могут их поддержать и вообще с ними общаться?

2/12 Может ли школьный психолог предотвратить трагедии, как в Перми и Бурятии?

Здесь много аспектов. Такие вещи случаются с детьми с серьезными сложностями, в том числе в развитии. Понятно, что не каждый ребенок возьмется за оружие и пойдет стрелять. Поэтому школьный психолог должен обладать соответствующей квалификацией.

Я думаю, что предотвращение таких событий школьным психологом реально. Можно, во-первых, отслеживать детей из неблагополучных семей, поддерживать, работать на профилактику правонарушений. Школьный психолог в состоянии собирать информацию о детях. А вот глубинные вещи, ядерные нарушения в эмоционально-личностном плане — это сложно, если целенаправленно не заниматься этим. Это вопрос квалификации.

Как правило, школьный психолог — это не клинический психолог. Школьный психолог работает иначе: он делает тесты для класса. В такой групповой диагностике более тонкие моменты сложно отследить. Если только ребенок уже на контроле. Но без согласия родителей психолог не может сделать углубленную диагностику. Родители могут по-разному реагировать на то, что психолог будет смотреть ребенка.

С одним психологом на школу отслеживать всех детей сложно. В школе должно быть достаточное количество психологов с достаточной квалификацией. Работа непростая, не хотелось бы винить школьных психологов в том, что происходит сейчас.

3/12 В чем основная проблема российских школьников?

С одной стороны, это одиночество. Зачастую дети не нужны ни семье, ни другим взрослым. Родители заняты выживанием, зарабатывают на достойную жизнь для своих детей. При этом испытывают чувство вины за постоянное отсутствие в жизни детей и стараются компенсировать это подарками.

Другая проблема – нарушения иерархии и границ. Ребенок не просто ставится во главе угла, он становится главным в семье. Взрослые приспосабливаются к его желаниям, удовлетворяют все его потребности, решают все его проблемы. Это приводит с одной стороны к полному неумению и нежеланию делать что-то самому, брать ответственность за что-либо, а с другой к повышенной требовательности к окружающим.

Говоря простым языком, мы имеем поколение очень балованных детей. Вот только балованы они не любовью, а вседозволенностью. Выходя за границы семьи, ребенок сталкивается с тем, что окружающий мир не готов принимать его таким. Это приводит как к внутренним конфликтам, так и к конфликтам с окружающими.

4/12 Как психолог понимает, что с ребенком что-то не так?

Обязательно проводится диагностика, по выбору самого психолога. Если психолог грамотный, он смотрит на возраст ребенка. Для начальной, средней и старшей школы — разные варианты. Например, классный руководитель говорит, что в классе есть изгои — Иванов, Петров и Сидоров — посмотри их, пожалуйста. Ученикам ты ничего не говоришь, поскольку работа психолога похожа на работу врача: мы не имеем право выдавать большую часть информации преподавателям. Бывает так, что если что-то педагогу рассказываешь, ничего хорошего из этого не получается. Преподаватели народ сложный, и сейчас по-разному воспринимается психолог в школе. Зачастую старые преподаватели не приглашают к себе психолога. 

Если у ребенка есть проблема, тогда все зависит от вас. Вы приглашаете родителей и пытаетесь ему сказать, что уже надо обратиться не к школьному психологу, а к психиатру, поскольку проблема довольно сложная. Иногда родители дают согласие, иногда родители уже знают, что ребенок состоял на учете в психдиспансере, а когда оформляется медицинская карта в школе, то это нигде не прописывается, шифр для этого есть определенный. Но его могут не прописать даже терапевты, тогда догадаться о психологических или психических проблемах ребенка очень сложно. 

5/12 Почему АУЕ развито среди школьников?

АУЕ, или А. У. Е., расшифровывается как «Арестантский уклад един», или «Арестантское уркаганское единство». Для каждого подростка есть свой условный процесс инициации. Ему нужно отвергнуть мир взрослых, побыть не таким, как взрослые, с их правилами и нормами поведения. Подросток нуждается в отрицании и поиске чего-то своего. В определенной подростковой субкультуре человек находит себя и взрослеет через это. В выборе подростком субкультуры играют большую роль референтные сверстники, которые задают тон в школе. Это способ продемонстрировать свою индивидуальность и уникальность. Субкультуры для детей — нормальная вещь, которую они потом перерастают.

У школьников, именно у подростков, должны быть авторитеты. У кого кто: певцы, артисты, спортсмены. Например, для уральских школьников авторитетом стала эта тюремная культура. За Уралом очень много тюрем. Мой муж из уральского городка, и он говорил, что у них в тюрьму сходил — прошел процесс инициации. Так раньше было. Многие его одноклассники прошли через тюрьму. Потом кто работал, кто спился, кого зарезали.

Я думаю, что из-за этого тюремная культура имеет такой авторитет. Возможно, люди, вышедшие из тюрем, вовлекали детей в свои дела: по малолетке, считается, срок большой не дадут. Мне трудно судить об этом наверняка, здесь я не специалист.

Я не работаю в школе около восьми лет, но в московских школах АУЕ не припомню. Из субкультур у нас были эмо, готы. Эмо было особенно распространено среди старшеклассников.

6/12 Можно ли сказать, что школа калечит детей?

Я вспоминаю свое детство, и было очень много случаев, когда дети жестоки друг к другу, многого не понимают. Не могу сказать, что ситуация радикально поменялась. Всегда так было. Но здесь очень много зависит от учителя. Часто учителя неосознанно говорят пренебрежительно о ребенке или посмотрят неодобрительно. Для остальных детей это сигнал, что можно так обижать.

Буллинг в школе — это административная проблема, и она именно сверху должна решаться. Как на деле бывает: учителя вроде ратуют за хорошие отношения. Но на уровне школьной иерархии: пришел директор в класс и при детях сделал замечание учителю. Или не при детях, но очень авторитарно отчитывает его. Учитель обязательно это донесет вниз.  Этот механизм работает так: начальник наорал на мужчину, мужчина наорал на жену, жена — на сына, сын — на собачку.

Проявление насилия всегда было, потому что дети разные. Это есть везде. Наше общество не уникально в этом смысле. Когда есть рабочий закон, запрещающий подобное насилие, тогда есть больше механизмов регулирования. У нас это не работает. Не любой родитель пойдет защищать ребенка от оскорблений и унижений педагога: у него свой детский страх учителя. Родитель тоже будет стоять с понурой головой и выслушивать, как его, взрослого дядьку, отчитывает учитель. Это проблема извечная, и решается она административными способами.

7/12 Каково это — работать школьным психологом?

Во-первых, это сложно. Каждый психолог варится в своем котле. Раньше в каждом районе был психологический центр, где собирались психологи и обсуждали проблемы школы, делились новостями сферы, техниками, помогали друг другу. Можно было попросить у товарищей помощи или совета в составлении программы для работы с определенным ребенком. Сейчас каждый психолог зависит от своих знаний и стараний. Одни стараются что-то сделать, поддерживают связи с психологическими институтами и центрами, а другие — нет, сами что-то придумывают.

Во-вторых, материально работа психолога очень низкооплачиваемая. Я уже 4 года не работаю, но раньше было так: на одного психолога приходилось 500 учеников. Вот с такой нагрузкой мы работали. И с нас спрашивали работы, планы, протоколы, всевозможные диагностики, нужные и не нужные. Это мешает притоку новых психологов в школу, молодежь на такую зарплату не идет. У меня была высшая категория, и я получала 26 тысяч. Время распределялось так, что я должна была в школе отработать 36 часов по усмотрению администрации. Если администратор нормальный, он давал вам возможность посетить библиотеку или другую школу. Если упертый, то сказажет: «36 часов ты обязана просидеть в школе». 

Сейчас хотя бы в школе есть компьютеры, техника. А раньше не было. У меня только дома компьютер был. Мне нужно на компьютере что-то сделать, а мне говорят: «Нет. Делай здесь в школе». А как делать, если техники нет? Сейчас этот вопрос решился, но решился следующим образом. Администрация говорит: «Мне психолог не нужен в школе, потому что у каждого учителя обязательно в институте есть несколько часов психологии, он грамотный. Он все знает, нам психологи не нужны». За последнее время многие школы уволили психологов, как ненужный элемент. 

Или такая система: психолог работает с начальной школой, а в средней, с 5 класса, проводится только диагностика. Лишь в небольшом количестве школ есть уроки психологии, где ребятам рассказывают, что такое психология и как она работает. На этих занятиях проводятся всевозможные игры и тестирования. Ребята с удовольствием этим занимаются. Но школьники сейчас настолько загружены, что не каждый ребенок зайдет в кабинет психологии. В начальной школе мы просто выбираем время в группе продленного дня и занимаемся с ребятами их проблемами. Например, работаем со страхами, объединяем ребят в группу и в течение 10 дней отрабатываем эту проблему. Потом проводим диагностику и смотрим результаты. Если они есть, то мы отпускаем в свободное плавание. Если нет, то еще 10 занятий, но обязательно все занятия и диагностики проводятся под контролем родителей. А бывает так, что родитель против из-за прошлого опыта с не очень хорошим психологом и говорит: «Я не хочу, чтобы с моим ребенком работал любой психолог».

8/12 Как проходит рабочий день школьного психолога?

Сами ребята часто заинтересованы в занятиях. Мне дают программу, и приходят ребята на занятия, но это очень редко. Дети сильно загружены. Чаще всего в школе, в старшем и среднем звене, происходит так. Заболел какой-то преподаватель, некого поставить на замену, и говорят: «Слушай, Любовь Анатольевна, сходи в 8А. Сегодня Петрова заболела». Я прихожу в класс, я не особо готова, у детей должна быть физика, и вдруг приходит психолог. Хорошо, если психолог со стажем и знает, что нужно с ребятами делать, чтобы было им интересно. Обычно в такой ситуации дается рисуночный тест, на котором можно вытащить из ребенка много чего чисто психологического. И проведения этого тестирования в классе,  ты говоришь, что результаты тестирования можно получить в моем кабинете. В этом случае идет поток учеников: им любопытно о себе узнать со стороны. Чаще всего мы так работаем с пиктограммами на определенное слово. Ребят с 1 по 11 класс примерно знаешь, какие сложности есть в классах. Даешь определенное задание, например, 12 пиктограмм. Даешь слово, и на это слово ассоциативно они должны нарисовать коротенький пиктограммный рисунок. Если я знаю, что в классе проблема с учителями или с определенным учителем, я им говорю нарисуйте мне, пожалуйста, первую ассоциацию на слово «учитель». И детки рисуют. Зачастую, если это среднее звено, то рисунок такой: доска, учитель перед доской с указкой. В старших классах рисунки и слова меняются. Я часто даю слово «одноклассники» и опять смотрю, что ребята рисуют, а также как и где ученик рисует — в центре, вверху, внизу. Просматривая рисунки, можно  создать определенное мнение о классе. Хотя если психолог работает в школе давно, у него это мнение уже сложилось. Он прекрасно знает, на кого из детей нужно обратить внимание, с кем позаниматься индивидуально. Тогда он приглашает и родителей, и ученика к себе на занятие. И многие детишки с удовольствием занимаются.

9/12 Как школьный психолог помогает новым ученикам?

Для первоклашек проводятся групповые занятия, направленные на адаптацию к школе. На них в игровой форме ребята осваивают правила школьной жизни, учатся взаимодействовать друг с другом, решать конфликтные ситуации. Учатся быть командой. Ведь именно с этими людьми каждому из них предстоит бок о бок провести 11 лет.

Ученикам, вливающимся в уже сформированный коллектив сложнее. Здесь два направления работы: индивидуальная работа с самим учеником и групповая работа с классом. С ребенком работа направлена на снижение тревожности, развитие уверенности в себе. Работа в классе связана с групповыми процессами, коммуникациями в классе и т.п. Новый ученик получает возможность лучше узнать коллектив, в который попал, показать себя в безопасной обстановке, он включается в групповую работу и находит свое место в классе.

10/12 Что делать, если меня травят в школе?

Давай подумаем и посмотрим: а как ты себя ведешь? Почему такое происходит? Может быть, ты себя ведешь неправильно? Все люди на свете разные.

Или это может быть из-за другой национальности, другой веры, еще чего-то. В чем кроется причина? Когда с причиной определились, ты должен рассказать об этом в классе: что это такое, провести на классном часе небольшое выступление. Психолог должен ученику обязательно помочь, чтобы человек раскрылся перед основной массой, которая не принимает его, и показал, что отличает его от других ребят. Психологу нужно помочь наладить связь, чтобы группа по-другому начала относиться к этому человеку. Иногда можно провести беседу в этом классе о разных людях, рассказать что-то интересное, чтобы вольно или невольно ребята поняли, о ком этот рассказ идет. Иногда ребята меняют свое мнение. Хотя дети сейчас бывают очень жестокими. 

11/12 Что делать, если у меня конфликт с учителем?

Во-первых, не искать правых и виноватых. Дальше стоит понять, вашему ребенку нужна ваша помощь или нет. Часто мы стараемся уберечь наших детей от любых трудностей. Но конфликтные ситуации – это тоже часть нашей жизни и мы должны уметь решать их самостоятельно. Если помощь нужна, то подключайтесь, не отмахивайтесь от ребенка. Необходимо собрать как можно больше информации. Для родителя важно поговорить и со своим ребенком, и с учителем. При этом не стоит принимать чью-либо сторону. Для ребенка очень важно чувствовать вашу поддержку, знать, что вы заступитесь за него. Но и с учителем необходимо выстроить партнерские отношения, чтобы совместно решить проблему.

Если конструктивно уладить конфликт в триаде родитель-учитель- ребенок не получается, то смело можно идти к школьному психологу. Дальше работа будет разворачиваться в зависимости от ситуации. Помните, что нападение никогда не способствует примирению сторон. Если вы хотите благополучного и спокойного обучения для своего ребенка, не стоит начинать решение конфликта со скандала. 

12/12 Может ли учитель обратиться к школьному психологу?

Да, конечно. Если учитель видит, что у ребенка какие-то проблемы. Во-первых, мы сами даем направление. Знаете, с чего начинаются троечные детки? А с того, что учитель усаживает ненужных детей в начальной школе на «камчатку». Проще отсадить такого ребенка, чтобы он не был перед глазами и не мешал всему классу. Психологи всегда против этого. Мы говорим, что такие дети должны сидеть минимум на третьей парте: ему необходимо как можно больше внимания. Если вы его посадите на последнюю парту, то с этого начинается все. Он уже заранее изгой. Это будет троечный ученик. 

Часто мы говорим, что в классе нельзя детей сажать затылок в затылок. Также детей нужно постоянно пересаживать. Один раз ребенок посидел на последней парте, в следующий — на второй, на первой. Такие движения по классу должны быть постоянными. Иногда кто-то прислушивается. Мы проводим специальные семинары для преподавателей: как разговаривать с родителями, как и где посадить родителя в зависимости от того, какой вид беседы вы предполагаете. Это все оговаривается обязательно с теми учителями, кто желает с нами сотрудничать. Молодежь обычно прислушивается. Учителя пожилого возраста считают себя достаточно знающими в психологии и очень часто бывает, что контакт наладить с ними трудно.