Я сидел дома на Новый год. Что говорят те, кто гулял в новогоднюю ночь на Тверской?
Почему Новый год на Тверской в этом году был совсем другим?
Для кого делали новогодний фестиваль на Тверской?
Как в центре Москвы на Новый год оказались хипстерские группы?
4
вопроса
Новогодняя Москва: дичь и классное приключение
В этом году на новогодние гуляния в Москве вышли те, кто обычно держался от массовых праздненств в стороне. На улице было безопасно, люди – трезвые, на сценах играла не попса с центральных каналов, а молодые модные группы, шли спектакли современных театров. TheQuestion задумался, почему такое преображение произошло именно в год выборов президента.
Я сидел дома на Новый год. Что говорят те, кто гулял в новогоднюю ночь на Тверской?

Новогоднюю ночь я планировала провести дома, с семьей. Несмотря на то, а вернее, именно потому, что я уже много лет живу в самом сердце московских гуляний – на  Старом Арбате – мысль о выходе из дома после боя курантов всегда вызывала у меня ужас. Новый год на московских центральных площадях в моей голове выглядел как сборище очень пьяных людей, со слезами на глазах и с бенгальскими огнями в руках танцующих под Ирину Аллегрову и Николая Баскова. No, thanks.

Поэтому, когда лента фейсбука принесла мне новость, что на Тверской после полуночи будут выступать мои любимые СБПЧ, а еще Therr Maitz, ТекилаДжаз и другие отличные группы, я была уверена, что это какая-то ошибка. Несколько раз перечитала афишу, сверила даты и осталась сидеть в задумчивости. Все та же лента FB аккуратно обсуждала возможность пойти на улицу и лично убедиться, что озвученные музыканты там действительно будут.

Естественное чувство самосохранения боролось с любопытством. Последнее, конечно, победило.

Происходящее на Тверской меня по-настоящему поразило. Меня, обычно реагирующую на подобные мероприятия, с критикой и неприятием! Главным ощущением ночи стало: наконец-то я не чужая в этом городе. Наконец обо мне кто-то подумал. Во-первых, было очень безопасно – казалось, что полицейских чуть ли не больше, чем гостей праздника. Во-вторых, вокруг меня были не пьяные и плачущие под Аллегрову жители отдаленных уголков России, а такие же молодые симпатичные ребята, которые стояли за кофе, танцевали под СБПЧ и подпевали Антону Беляеву.

Конечно, в темноте все кошки серы, но я не заметила обычной безвкусицы, сопровождающей каждый московский фестиваль – с этими искусственными цветами, напоминающими морг, и прочими атрибутами, украшающими город в последние годы.  И, главное, чувствовалось настроение взаимной доброжелательности. Словно что-то щелкнуло у людей: нет, в этой обстановке мы хотим вести себя иначе. Впервые на массовом уровне появилось ощущение, что какие-то важные пласты сдвинулись. Судя по всему, целевая аудитория новогодних московских гуляний 2018 – московская продвинутая молодежь. И это, конечно, вызывает много вопросов. Ведь у нас, если звезды зажигаются, значит, это кому-то наверху очень нужно.

Почему Новый год на Тверской в этом году был совсем другим?

Я начала сотрудничать с городом в качестве креативного продюсера по сути только с последнего новогоднего праздника, так что мне сложно сказать, как было раньше. Летом меня пригласили делать часть празднования 870-летия Москвы, тоже Тверскую улицу, но там уже была собрана часть программы, и я лишь добавила туда несколько концертов, спектаклей и мастер-классов. 

На новогодний праздник я уже смогла пригласить своих партнёров, выбирать режиссёров, художников по костюмам, композиторов, театры и даже фестивали.

Вообще праздник на Тверской, как и весь фестиваль «Путешествие в Рождество» – часть большого проекта «Московские сезоны», который организует Правительство Москвы. Накануне прошедшего фестиваля мэрией было принято решение посвятить 2018 год театральному искусству. Планы, насколько я знаю, очень масштабные – арт-директором всего года театра назначен художественный руководитель Театра наций Евгений Миронов. Таким образом наш фестиваль стал отправной точкой всего года театра. Ну и удачно совпало, что я как раз в большей степени театральный продюсер, чем продюсер массовых праздников.

Мне кажется, у нас получился такой микс из современного театра и народного гуляния. Достаточно интересный жанр.

Вся программа делилась на две условных части: сценическая и уличная программы. Сценическая – 10 сцен с разными спектаклями, концертами, выступлениями.

На уличной программе мы хотели сделать нечто среднее между иммерсивным театром и народными гуляниями. К участию были приглашены театральные режиссёры, привлечены театральные фестивали. У нас была программа от «Золотой маски»: театры-лауреаты премии показывали разные свои спектакли. У нас были спец-проекты от Большого театра и от Мариинского театра. 

Была сцена фестиваля «Территория». С ними придумали интересный формат. «Территория» обычно привозит спектакли театральных мэтров со всего мира. И привозит студентов, так как это фестиваль-школа. Студенты смотрят эти спектакли. Театральные мэтры с ними занимаются, проводят мастер-классы, занятия и тренинги. А здесь мы предложили сыграть в обратную: студенты фестиваля «Территория» делали на заданную тему лабораторные работы, которые собрал режиссёр Филипп Григорян. Они сделали такой 12-часовой перформанс, состоящий из лабораторных работ молодых ребят. Охватили географию от Магадана до Калининграда: студенты со всей России приехали специально к нам на фестиваль сыграть на сцене.

На улице было поставлено 10 спектаклей на темы нашего фестиваля: «Обыкновенное чудо», «Щелкунчик», «Садко», сказы Бажова, «Каменный цветок», «Снегурочка», «Снежная королева», «Руслан и Людмила», «Золотой петушок» и «Сказка о царе Салтане». Для уличных спектаклей мы также  пригласили театральных режиссёров, художников и композиторов. Так как была задана эта театральная тема, то к уличному гулянию отнеслись как к серьезной работе, а не просто развлечению. В этом ключевое изменение, которое произошло.

Для кого делали новогодний фестиваль на Тверской?

Я знаю, что праздник привлек очень много молодежи. Но в нем и участвовало много молодежи. Так срослось, что я позвала молодых режиссеров, которые ставят современные спектакли.

Сценическая программа и аудитория городского праздника не может быть узконаправленной, если только это не специальные точечные мероприятия. Мероприятие на Тверской улице – это центральная площадка в Москве. Она не может быть рассчитана только на молодежь или только на иностранных гостей. Здесь важно соблюсти этот баланс и с глубоким уважением отнестись к зрителю.

При составлении программы мы с Леной Арзамасовой, режиссером наших сцен, думали, что обязательно нужны фольклорные ансамбли, современные группы, чтобы были разные театры: от Большого до экспериментальных «АХЕ-театр» из Санкт-Петербурга, какие-то такие интересные новаторские вещи.

Важно соблюсти этот баланс, чтобы было одинаково интересно абсолютно всем.

Были, конечно, препятствия. Основное – сам Новый год: все артисты уже заняты, все театры, костюмы, мастерские заняты, не достать оборудования. Если вдруг выясняется, что нужны дополнительные, например микрофоны, то этих микрофонов просто нет. И основной «подводный камень» — это температура воздуха. Мы буквально молились небесам, чтобы было тепло.

Ну и конечно – объём фестиваля. В нем участвовало колоссальное число артистов, театров, оркестров, музыкальных групп и ансамблей. Вся команда работала буквально с утра до ночи и с ночи до утра. Ребята даже переехали ближе к центру города специально, чтобы хоть немного меньше тратить на дорогу до работы и успевать спать.

Я 2 января специально прошлась вместе со зрителями. Мне очень понравилось, как реагировали люди, и понравилась сама аудитория. И правда было очень много молодых людей, которым было по-настоящему интересно. Очень много было семей. Я слышала приятные отзывы от знакомых моих знакомых, что они привели своих иностранных друзей на Тверскую и теперь вот есть чем гордиться. Странновато, конечно, звучит – у нас гораздо больше всего, чем можно гордиться, но ладно.

Больше я слышала хороших отзывов. Плохие видела, в основном они были связаны с тем, что «вот перегородили».

А я, кстати, обожаю, когда перекрывают Тверскую улицу. Наконец-то можно вздохнуть, она всегда загружена машинами. Любое перекрытие улиц тебя немножечко освежает. Я сама живу в центре и перекрытия очень люблю. Были заявления вроде «вот стоят рамки, всех обыскивают». Я согласна, чтобы меня до последней нитки обыскали. Все было сделано аккуратно. Я не видела ни очередей, ни заторов, ни давок.

Как в центре Москвы на Новый год оказались хипстерские группы?

Нас пригласила администрация города. Мэрия — видимо, так это называется. Я, честно говоря, обрадовался, когда узнал, что нас позвали играть. Потому что это здоровская дичь и классное приключение — выступить в новогоднюю ночь на Тверской. Трудно сказать, почему нас позвали. Я думаю, что для разнообразия. Там же много всего совсем разного было. Ну вот еще мы с ребятами заодно сыграли. Кроме того, я думаю, что это может быть связано с тем, что этот фестиваль делала молодая команда.

Концерт был классный. Ну и вообще это все было похоже на странный завораживающий трип. Галлюциногенные гирлянды, психоделические украшения. Как будто тебя слишком быстро крутят на карусели удовольствий и перед глазами мелькают клоуны, оперные певцы, канатоходцы, оркестр барабанщиков. А ещё мне нравится играть для людей, которые никогда ничего о нас не слышали. И на Тверской таких было много. Но были и те, кто пришёл специально на нас. И это было особенно трогательно.