«Если это не подвиг, то что-то героическое»
Рутина, черный юмор и немного алкоголя. В новой серии TheQuestion «Рабочие моменты» врачи скорой помощи из разных уголков России рассказывают, как на самом деле живут и работают люди, о которых сняли фильм «Аритмия».
11 вопросов
1. Кто сегодня работает в скорой помощи?2. Почему работать в скорой — это круто?3. Сотрудники скорой помощи, вам понравилась «Аритмия»?4. Каково это — провести день в скорой?5. Сколько времени отведено скорой на обслуживание вызова?6. Кто чаще всего вызывает скорую?7. Как часто врачи скорой видят смерть?8. Часто ли нападают на врачей скорой?9. Можно ли прокормить семью на зарплату врача скорой помощи?10. Правда ли, что врачи скорой помощи часто выпивают?11. Почему не стоит идти работать в скорую?

На скорой есть люди с двумя видами образования: среднее образование — это фельдшер. Фельдшер — основной сотрудник СМП, скорее всего, на вызов к вам приедет именно он, а еще врачи, окончившие медвузы — их меньшинство. Я — врач СМП общепрофильной бригады. Это значит, что я обслуживаю вызовы потенциально более высокой категории сложности: боль в грудной клетке, нарушения ритма, комы, ДТП, передозировки опиатами, инсульты. Но чаще всего я, как и прочие сотрудники СМП, посещаю скучающих бабушек, нетрезвых безработных граждан, лиц без определенного места жительства. Слушаю их угрозы/жалобы на здоровье, возникшие 20 лет назад/задушевные беседы/жалобы на детей и внуков/тяжелую жизнь и прочее, после чего придумываю, как эти социальные проблемы перевести в медицинское русло и описать понятным для врачей страховых компаний языком, чтобы каждый мой выезд был оплачен. Только каждый второй или третий больной – это действительно человек, имеющий проблемы со здоровьем.

Конечно, в скорой работают люди с чувством юмора. Эти шутки подчас бывают не просто черные, а чернейшие. Без них колоссальное психическое и моральное напряжение просто бы прорывалось наружу в уродливых формах, а когда все сразу высмеяно и выговорено – это уже не вредит, а может даже попасть в золотую коллекцию внутренних мемов подстанции на долгие годы. Большая часть этих шуток у нас появляется из увиденного на вызовах и впоследствии они остаются понятными и смешными только узкому кругу коллег – на экспорт эти шутки не идут, так как могут обычного человека либо шокировать, либо остаться непонятными даже после длительных объяснений.

Люди, работающие в скорой – сдержанные и смелые, большинству нравится тот адреналин, что дает профессия. Лично я всю жизнь с детства был очень эмоционально холодным человеком, спокойно реагирующим на чужую боль, злость и прочее. Я знаю, что паникой и слезами делу не поможешь, и главное в критических ситуациях — холодный отрешенный ум и знания. И некая толика смелости — без нее у нас делать нечего. Было очень психологически некомфортно первый год работы, а потом я просто привык. Человек вообще ко всему привыкает. Хотя бывает до сих пор, что на миг становиться страшно, но это дает мне то, зачем многие идут работать на скорую — адреналин. 

2/11 Почему работать в скорой — это круто?

Потому что каждый день я прихожу на работу, и, если не совершаю подвиг, то что-то героическое в этом точно есть. Работа очень сложная, каждый день может произойти что-то невероятное. Помню, как однажды мы только-только спасли девочку, которая попала в аварию, уже ехали в страховую компанию оформлять бумаги и тут же столкнулись с новой аварией — человека вынесло из машины прямо рядом с нами. При всем при этом, нельзя сказать, что эта работа сейчас престижная. Но так быть не должно. Эту профессию есть за что уважать, и есть за что платить людям деньги. 

3/11 Сотрудники скорой помощи, вам понравилась «Аритмия»?

Очень правдоподобно показаны пациенты. В нашей работе часто бывает, что реальное состояние пациента не соответствует вызову. Вызывают с температурой 40, а на деле это 37, вызывают с болью в груди, но на самом деле это головная боль и т.д. Люди заведомо усугубляют состояние, так как думают, что бригада быстрее приедет. У меня были такие случаи, что женщина преклонных лет просто забывала, зачем вызвала неотложку. Бывали такие истории — едешь на вызов с острой болью в груди, а человек просит тебя покормить кошку. Бывали и буйные пациенты, бывало, что человек насмотрелся сериалов или начитался чего-то в сети, а потом начинает придумывать свою теорию болезни и убеждать в ней врача.

Но в Москве немного другая ситуация с СМП нежели в регионах. У нас нет лимита по длительности вызова, на экстренный вызов приезжает ближайшая свободная бригада, все системы цифровизированы, врачи ездят с планшетами, на которых видят не только информацию по текущему вызову, но и информацию о пациенте и его истории болезни. Большинство врачей всегда опрятно одеты, всегда вежливые, в свободное время занимаются спортом. Также у нас своя служба психологической помощи, ведь не обязательно снимать стресс при помощи алкоголя.

Многие московские врачи постоянно совершенствуются в профессиональном плане — участвуют в образовательных тренингах, или сами их ведут. Я, например, участвую в программах на ТВ и веду программу на радио. Из-за этого иногда случаются курьезы. Как-то я приехал на вызов, а к тому времени я был экспертом в одной программе на Первом канале, у пациентки была головная боль, давление. Я приехал на вызов именно тогда, когда по телевизору шла программа с моим участием. Пациентка удивилась, смотрела то в телевизор, то на меня, и так несколько раз, дошло до того, что она подумала, будто у нее галлюцинации. 

4/11 Каково это — провести день в скорой?

Смена начинается не на работе, а уже после звонка будильника. Я живу в ближнем Подмосковье, поэтому зависим от электричек. Ограниченное время на утренний туалет, не всегда удается позавтракать, так как я уделяю время своей подушке куда больше. 

Первым местом, куда идет любой «скорпом» (работник скорой помощи) — это бригадная раскладка. Там отображена информация, кто, с кем и на какой машине будет работать ближайшие сутки. От этого зависит настрой на работу. Ведь хороший напарник уже гарантирует 50% успех в работе. Да и водитель немаловажен, ведь от его стиля езды зависит не только жизнь пациента, но и состояние бригады — мы порой находимся в машине 70% времени. На подстанцию желательно приходить за 30-40 минут до начала смены, чтобы успеть переодеться, проверить бригаду. Далее идет заполнение журналов учета прихода/ухода, предыдущая смена передает укладки с наркотическими и психотропными средствами (именно в этот момент происходит передача ответственности за бригаду). Если ампулы побиты, стерт номер, то я имею полное право не принимать смену. А выезд без этих веществ невозможен, даже если не хватает всего одной ампулы, а если уж и приходится так делать, то все отмечается в журнале. 

Потом нужно зарегистрироваться в КАСУ (компьютерная автоматизированная система управления). Это «электронный мозг» всей структуры СМП. Там информация обо всем: о бригаде, о номере машины, местоположении бригады, о каждом ее действии. Для связи с центром мы используем планшеты, в них установлена спецпрограмма. Вводим свой табельный номер — вуаля — вы загружены в матрицу. 

Потом проверка машины, это не самое приятное действие с утра, так как не всегда бывает, что перед тобой работали добросовестные сотрудники и запросто можно обнаружить недостающих элементов оборудования. Но проблема в том, что бригада уже готова выехать на вызов, то есть «стоит на линии». Поэтому первым я всегда проверяю кислород, заряжен ли дефибриллятор, достаточно ли растворов и перевязочного материала. Всегда готовишь себя к самому худшему, а именно в этих ситуациях вышеописанные предметы нужнее всего. Бригады бывают суточные и полусуточные, т.е. могут работать 24 и 12 часов. Графики разные: 8/8,9/9,7/7,10/22,11/23 и даже 18/6.

С 12 до 16 и 00 до 4 утра нам положен 30-минутный обеденный перерыв. Бывает, что мы не получаем его из-за огромной нагрузки, поэтому бригады принимают пищу в 17 и даже 19 часов. До этого могут ездить без возвращения на базу, а соответственно и без толкового обеда. Это тяжело. Через 12 часов после начала смены происходит пересменка водителей. В это время бригада успевает пополнить истраченные материалы, перехватить что-то из еды, а затем снова отправиться на очередной вызов. Самый пик вызовов приходится с 20 до 01 ночи. Иногда удается полежать (представьте себе, что до этого времени медики могли уже несколько раз таскать носилки, проводить реанимационные мероприятия, а отдыха после таких вызовов нет). Хорошей ночью уже можно считать то, что тебя не вызывали хотя бы два часа подряд. А уж если приехали в 2-3 ночи и не выезжали до утра, то вообще красота! Утром мы сдаем бригаду следующей смене, не забыв при этом пополнить укладку и помыть машину.

5/11 Сколько времени отведено скорой на обслуживание вызова?

Доезд на вызов в экстренной форме – не более 20 минут. Это инфаркты, инсульты, ДТП и прочее; доезд на вызов в неотложной форме – не более двух часов. Это все прочие состояния, типа подъемов артериального давления, просто жалоб на плохое самочувствие, жидкий стул, повышенной температуры тела и прочее, чем в идеале должна заниматься районная поликлиника.

30 минут – столько длиться обслуживание вызова без терапии. С терапией, то есть инъекциями, капельницами и прочим, он уже практически не ограничен, в зависимости от тяжести пациента. Исключение составляют лишь инфаркты и инсульты, которые должны оказаться в больнице не более чем за 75 минут от приема вызова бригадой.

Время транспортировки до больницы – в зависимости от дорожной ситуации.

Сдача пациента в стационаре – не более 20 минут.

6/11 Кто чаще всего вызывает скорую?

Так как мы работаем в ЦАО, то утро начинается с обмороков в метро. Я думаю, что люди не выдерживают духоты и давки. Заметил, что большинство этих пациентов едут с самых окраин, а ближе к центру их силы иссякают. Нет какой-то цикличности или порядка в ходе вызовов. Один вызов может длиться 10 минут, а другой 5 часов при транспортировке за пределы МКАД. В спальных районах больше вызовов на квартиры к пожилым людям, а в центре очень много «уличных». Это и алкоголики, и избитые, и аварии. 

Пятницы для центральных подстанций — это сущий ад! Огромное количество баров привлекает любителей выпить, которые не знают меры. Сезонность тоже имеет место быть. Летом вызовов чуть меньше, так как многие уезжают на дачи, курорты. Самый пик осенью и зимой. Зимой первое место занимают дети, которые наиболее подвержены простудам. ДТП чаще всего ночью, когда свободные трассы привлекают любителей вдавить газ в пол.

7/11 Как часто врачи скорой видят смерть?

Такие исходы бывают время от времени. Я никогда не забуду вопль отца, чью 21-летнюю дочь мы пытались спасти, но все было тщетно. Но смерть при бригаде – это весьма редкое явление. Чаще умирают до приезда СМП, когда сделать что-то уже невозможно, ведь время отведенное на спасение всего 5-7 минут, а не всегда бывает, что бригада рядом. Да и вообще констатировать смерть приходится не очень часто. У меня это 1-2 раза в месяц.

8/11 Часто ли нападают на врачей скорой?

Во-первых, я крупный мужчина под два метра ростом и весом более ста килограмм. Неадекватные пациенты и хулиганы стараются со мной не связываться. Во-вторых, я никогда не провоцирую пациентов на агрессию, мне проще сделать вид, что я согласен с его бредовыми высказываниями, чем начинать его учить. Вообще, взрослого человека учить – только портить, проще промолчать. Хотя, грешен, иногда очень хочется распустить руки.

Вообще, на скорой большая часть сотрудников – это женщины. И у многих нехороших людей возникает в силу их испорченности желание этих женщин обидеть, что и приводит ко многим сообщениям в СМИ о нападениях на нас. Это огромная и волнующая нас проблема. Государство в виде полиции и прокуратуры стоит в случае нападения на скорую на позиции «убьют – тогда и приходите». У моих коллег были случаи, когда напавшие на них рецидивисты не получали даже условного наказания. Радует, что наше начальство всегда стоит на нашей стороне и пытается помочь по максимуму. Некоторые мои коллеги не ходят без оружия на работе, уж как минимум баллончик с газом точно лежит в кармане.

9/11 Можно ли прокормить семью на зарплату врача скорой помощи?

Можно, но не на одну. Как правило, все работают на полторы ставки — это как будто ты ходишь в офис на работу по 8 часов 7 дней в неделю. Тогда хватает даже на отдых за границей. Конечно, эта зарплата, мягко говоря, не идеал. Многие раньше еще где-либо подрабатывали, но последние пару лет прекратили в связи с перегрузками на работе. Здоровье у нас одно, и никто нам его не вернет. Именно наш доход на работе говорит о том, сколько стоит жизнь человека. И, скажу я вам, стоит она не то, чтобы очень много. Последняя индексация заработной платы была в 2007 году, с тех пор зарплата не выросла ни на копейку.

10/11 Правда ли, что врачи скорой помощи часто выпивают?

Если честно, все стереотипы про алкоголь — это правда. Редкие исключения лишь подтверждают правило, и я тоже пью. Для нас это наверное лучший способ снять стресс, ведь мы люди очень уставшие, морально каждый из нас старше своего возраста. Ну и те, кто говорят что не пьют, наверное, пьют больше всех. 

11/11 Почему не стоит идти работать в скорую?

Я не люблю, даже ненавижу в своей работе еду из пластиковых контейнеров, те самые принесенные из дома, сюда же относится нерегулярное питание на дежурстве. 

Ненавижу идиотские приказы Министерства здравоохранения, необоснованные указания и штрафы ФОМС. Про это поясню: как-то был стандарт оказания помощи при инфаркте миокарда, где уточнялось, что нужно дать больному 325 мг аспирина, а дозировка целой таблетки аспирина 500 мг. Как я смогу в экстренных ситуациях взвесить из поломанной таблетки 325 мг? Бред. 

И я до сих пор не могу простить Минздраву упразднение такой специальности, как санитар скорой медицинской помощи. 

Еще я ненавижу необоснованные вызовы скорой помощи, когда люди заблаговременно зная, что в скорой помощи они не нуждаются, все равно набирают 03. 

И, конечно, когда не относящиеся к скорой помощи люди учат нас, как нужно работать.