Финтех. Китайская грамота
В 2013 году Россия была в десятке крупнейших рынков по финтеху, а Китая среди конкурентов даже не было. А сейчас Китай стал рынком номер один, обогнав даже США, а доля России в мировых объемах находится в рамках статпогрешности. Почему у России были все карты на руках, но ничего не получилось?
4 вопроса
1. Почему в Китае финтех прет, а в России – нет?2. Каким будет следующий этап развития в финтехе?3. Кто создаст первый финтех-банк?4. Кто такой Владислав Солодкий?

Неделю назад на Amazon стала доступна для покупки моя книга The first fintech bank’s arrival («Первый финтех-банк. Прибытие»). Книга, изданная в Сингапуре, посвящена следующему эволюционному шагу в развитии финтеха: объединению разрозненных финтех-стартапов в полноценный финтех-банк. По моим оценкам, эта волна придется в основном на Китай, а Россию обойдет стороной. Почему?

С одной стороны, из-за отсутствия в стране инфраструктуры для финтеха (открытых APIs, BaaS-платформ, специальной регуляторной политики на поддержку новых игроков) запуск каждого отдельного проекта несоразмерно дорог в сравнении с их американскими и европейскими аналогами. Это съедает большую часть инвестиций, привлеченных на первых раундах, которые могли бы быть потрачены на привлечение клиентов. Это сказывается на том, что на следующий раунд привлечения инвестиций компании приходят уже не с такими впечатляющими показателями по клиентским базам и оборотам. 

Инвесторы на поздних стадиях уже ждут не только успехов на материнском для компании рынке, но и способности масштабироваться в другие страны (go big or go home!) или другие комплиментарные вертикали — и то и другое затруднено следующими проблемами: 

  • Российских финтех-стартапов народилось когда-то много, но все они были маленькие. И они делают примерно одни и те же продукты. В США и Европе делают ставку на уникальные идеи и технологии, а в Азии — на локализацию и дистрибуцию. В итоге образуется сильная диспропорция: покупателей или стратегических инвесторов слишком мало, а стартапов слишком много, и они мало отличаются друг от друга, поэтому покупатель диктует цену и давит ее вниз.
  • Они локальные: более 90% из них работают всего на одном рынке. Каждый из них больше стремится завоевать собственный рынок, чем масштабироваться на другие. Предположим, что AliPay или WeChat Pay захотели бы купить похожие на них компании в каждой стране в регионе (а Россия для них — часть Азии). Это будет задача по интеграции в себя более 15 различных команд региона, корпоративных культур, технологий – это может разрушить процессы самого покупателя или стратега.
  • На текущем этапе их клиентские базы и обороты могут быть больше их конкурентов на их текущем рынке, но в сравнении с их иностранными конкурентами удельный вес будет очень мал. Плюс, из-за ранней стадии роста будет наблюдаться диспропорция между расходами на запуск и накопленных показателей за период. 
  • Каннибализм. Они тратят усилия в том числе на конкуренцию между собой, вместо того, чтобы бороться за «голубой океан» возможностей вокруг. 
2/4 Каким будет следующий этап развития в финтехе?

Если раньше основной стратегией по «выходу» для финтех-стартапа было «быть купленным традиционным банком, телеком-оператором или интернет-гигантом» и включенным в существующий спектр традиционных услуг, то сейчас количество услуг от финтех-стартапов позволяет закрывать абсолютно весь спектр потенциальных потребностей как розничных, так и корпоративных клиентов, а их размеры как компаний позволяют создать в сумме гиганта, способного дать бой любому традиционному гиганту. Такой финтех-банк мог бы быть собран как из кубиков Lego из следующих элементов:

  • BaaS-платформа как технологическая платформа и бэк-энд;
  • За счет инвестиционного подразделения финтех-банк мог бы войти в капитал комплиментарных друг для друга 6-10 существующих сервисов — дать им возможность оставаться самостоятельными брендами и игроками, но при этом, обязать интегрироваться через открытые API с BaaS-платформой;
  • И необанки, которые сейчас по факту представляют из себя только мобильные приложения, позволяющие открыть счет, выпустить карту и делать простейшие переводы и платежи, могли бы дополнить свой продуктовый ряд, и выступить агрегаторами сервисов на уровне фрон-энд интерфейсов для финальных клиентов. 

Традиционные банки не способны к такому шагу — скорее всего, его стоит ожидать либо от интернет-гигантов типа Google\Apple\Facebook, либо от существующих финтех-лидеров типа AliPay. Так много инновационных лабораторий у банков и так мало реальных инноваций. Я постоянно встречаюсь с банкирами по всему миру — и первую же фразу, который я слышу от любых банкиров, которые решились инвестировать в финтех: «Мы хотим инвестировать только в те финтех-стартапы, которые будут синергетичны нашему текущему бизнесу!». Звучит это примерно также, как «мы хотим инвестировать только в ту альтернативную энергетику, которая будет поддерживать высокие цены на нефть и наш нефтяной бизнес». Ну ок.

Клейтон Кристенсен в «Дилемме инноватора» и другие авторы, затрагивающие в своих исследованиях, как быть способным к дальнейшим инновациям в больших и успешных корпорациях (прочитайте хотя бы Jony Ive про Apple от Линдер Кехни), отмечают, что нужно в самом начале отделить новый бизнес от старого, не пытаться их интегрировать, отделить команду, их офис и KPIs, которые занимаются новым для вас бизнесом, от основного бизнеса. 

То же самое и с так называемыми финтех-хабами по всему миру, включая «рассуждения о пользе финтеха» в России. На поверку те, кто из создают, оказываются «адвокатами традиционных банков», а не «финтех-стартапов». То есть их KPIs не в том, чтобы появилось как можно больше финтех-стартапов, и чтобы они потом стали как можно быстрее успешными, а чтобы они (не дай бог!) не нарушили спокойствие и успешность существующих банков. Прошу прощения, но стартапы создают не банки и инвестируют в них (исторически) — тоже не банки. Поэтому стартапы загоняют в такие вот «вольеры» — чтобы их digital revolution была управляемой и ни в коем случае не побеспокоила «больших парней». Если не брать в расчет количество выпускаемых статей, организованных хакатонов, акселераторов и премий, то реальные достижения есть только у Великобритании. Ну и исторически — у США.

3/4 Кто создаст первый финтех-банк?

Скорее всего, первый полноценный финтех-банк будет создан в Китае. Я считаю, что Китай так сильно преуспел в финтехе по ряду причин:

  • У китайцев есть яйца: они предпочитают не говорить о финтехе, а делать финтех;
  • Действия всех игроков на рынке (государство, крупные компании, стартапы, венчурные фонды) очень синхронизированы между собой: каждый игрок поддерживает другого на каждой ступени роста;
  • Государство очень оперативно поддерживает новую отрасль: как регуляторно (финтех четко отделен от традиционных банков и ему дана полная свобода в реализации новых идей и технологий), так и капиталом (прямым и как леверидж для мелких и крупных венчурных фондов) — и для них это большая игра: они не замахивались на «попробовать» (миллионами), они сразу поставили себе цель стать лидерами (миллиардами);
  • Из-за высокого уровня unbanked-населения финтех здесь не борется друг с другом и с традиционными банками — это сразу массовые решения для сотен миллионов людей, которые еще вчера пользовались наличными.

Китайцы же уже показали, что они умеют агрессивно инвестировать, как у себя на родине, так и за рубежом (треть сделок в Силиконовой Долине происходит с участием денег из Поднебесной). А сейчас они вообще запускают один за другим специальные фонды для слияний и поглощений, то на 1 млрд долларов, то на 1,5 млрд долларов. Им такой план на руку не только в инвестиционном ключе, но и в операционном – большинство их финтех-юникорнов суперуспешны в Китае, но абсолютно не способны масштабироваться на другие рынки. Из-за этого AliPay также за последний год начал активную экспансию за счет слияний и поглощений. И скупка похожих игроков позволяет ускорить их рост в географическом и продуктовом смыслах. Но если уже сейчас самое большое количество новых юникорнов в финтехе родом из Китая, и сам он вышел на первое место в мире по объемам инвестиций в индустрию, то если упустить момент для слияний и поглощений, то о финтехе без постоянной приставки «китайский» вообще можно будет забыть.

4/4 Кто такой Владислав Солодкий?

Владислав Солодкий в декабре 2016го года второй раз подряд вошел в список ТОР35 самых значимых финтех-инвесторов в мире (единственный представитель из России и один из двух из Сингапура) по мнению британского журнала Institutional Investor, ТОР21 самых влиятельных финтех инфлюенсеров в Европе по мнению журнала Fintech Magazine и ТОР100 самых активных строителей финтех-экосистемы в Азии по мнению E&Y

Life.SREDA I инвестировала четыре года назад 40 млн долларов в 13 стартапов — на текущий момент семь «выходов». Большинство компаний – суперзвезды в финтехе: американские мобильные банки Simple и Moven, немецкие Fidor bank и SumUp, британский Anthemis Group, и т.д. Фонд Life.SREDA II запущен два года назад, когда команда переехала в Сингапур – с фокусом на азиатские проекты, так как Азия в 2017 году стала крупнейшим регионом в мире по размеру и скорости роста рынка, уже проинвестировали еще в восемь проектов. Сейчас запускается третий фонд – с фокусом на блокчейн. Исследование фонда финтех-отрасли «Деньги будущего» – одно из самых известных и уважаемых в мире.

Солодкий и его команда живет и работает в Сингапуре, который уже больше года строит финтех-хаб и команда фонда Life.SREDA активно помогает с самого начала «азиатской Швейцарии» привлекать зарубежные таланты и инвестиции в город-государство. В конце 2016 года к фонду в гости приезжал в том числе первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов и расспрашивал, как развить финтех в стране и где «российский Центробанк не дорабатывает». Потом в Москве он на конференции Агентства Стратегических Инициатив поделился впечатлениями от своего посещения офиса фонда и отметил важность формирования «правильной среды» для привлечения талантов и развития предпринимательства в новых технологических отраслях, а на последнем Петербургском Экономическом Форуме сказал про фонд: «У нас были ребята, резиденты "Сколково", они много лет делали блокчейн-стартап, звонили-звонили в Минфин и ЦБ, им никто не ответил, в итоге переехали в Сингапур, и теперь их клиенты — Индия и Швеция».

Ранее в этом году при поддержке Life.SREDA в Казани была запущена финтех-лаборатория, которая занимается развитием различных сервисов, связанных с блокчейн-технологиями. Руководство республики Татарстан сказали, что при помощи фонда Life.SREDA рассматривают возможность внедрения технологии блокчейн в систему госуправления. Позже Группа Qiwi объявила о покупке у Life.SREDA акселератора для финансовых стартапов InpsiRussia, резидента особой экономической зоны татарстанского «Иннополиса».