Жить в современной Чечне
В начале апреля «Новая газета» опубликовала материал о преследованиях, пытках и убийствах гомосексуалов, а спустя два дня на собрании богословов и общественных деятелей в главной мечети Грозного прозвучали призывы к расправе над журналистами издания. Чечня — самый проблемный регион с правовой точки зрения. Де-юре оставаясь частью России, он является практически независимым политическим субъектом. Если мы пытаемся понять, что происходит в современной Чечне, мы вынуждены оглядываться назад.
8 вопросов
1. Зачем современной России Чечня?2. Как живется в Чечне обычному чеченцу?3. Что происходит сейчас в Чечне с геями? Там правда убивают за нетрадиционную ориентацию?4. Опасно ли россиянам самостоятельно путешествовать по Чечне?5. Правда ли, что в Чечне огромные пособия на детей?6. Из-за чего началась война в Чечне?7. Случился бы дальнейший парад суверенитетов при отделении Чечни от РФ в середине 90-х, и какие республики вышли бы из состава РФ?8. Что почитать по войне в Чечне и Афганистане?

Для сохранения целостности территории страны. Чеченская Республика - равноправный субъект РФ, не имеющий законного права выхода из состава страны. Гипотетическое отделение какого бы то ни было субъекта создаст очень плохой прецедент для внешней политики России, который будет угрожать и целостности, и суверенитету государства.

То, что Чечня имеет малый экономический вклад (и даже наоборот) в общий бюджет страны - другой вопрос. С таким же успехом можно спросить: "Зачем современной России Смоленская область?".


2/8 Как живется в Чечне обычному чеченцу?

Будучи чеченкой, хотела, было, написать объемный ответ, да удачно вспомнила увиденный во вк замечательный текст, принадлежаший перу почти незнакомого мне чеченского студента.

«Чечня глазами киногероев

Раст Коул

Чеченцев считают реалистами, но сами они называют себя оптимистами. А скажите мне, кто есть реалист, считающий себя оптимистом, как не оптимист? Считая себя оптимистом, он уже мыслит оптимистично... А быть может всё наоборот, и считая себя оптимистом, но являясь реалистом, он воспринимает мир хуже, чем есть, потому что принимая реализм за оптимизм, оптимизм он воспринимает менее оптимистично… Этот дуализм проявляется в Чечне во всём, люди живут здесь, свято уверовавши, что ключевой эпизод их жизни, который должен изменить всё в лучшую сторону, непременно произойдёт, что он в будущем, их неизменным конвоем остаётся надежда, которая обычно формулируется словами "иштта массо а хена хира дац, дуьне хьийзаш ду", но так проходит вся жизнь, а пелена не спадает, и передаётся по наследству, иллюзия национального уровня о своей уникальности, избранности, не подкреплённая географическими, экономическими или какими-то иными данными, эфемерное самоощущение, самообман, выдуманные предопределённости, парализующие внутреннюю активность и создающие ложные ожидания преобразований от внешних факторов. И это парадоксальное явление вне причин, следствие из следствия.

Шелдон Купер

Учитывая все возникшие с чеченцами проблемы вербальной коммуникации и в силу равнозначности шансов на потенциальный успех в установлении контакта, я предпочитаю представлять, словно мы приземлились не в Чечне, а на спутник Эндора и встретились с эвоками в костюмах, идеально имитирующих внешность земных людей... В кафе попросил посоветовать ассортимент блюд без лактозы и глютена, а официантка посмотрела на меня так, словно я назвал её антропоморфной суматранской выдрой на клингонском. Или просто произнёс что-то на клингонском. В общем, если бы трение зубов могло вырабатывать статическое электричество, от её недовольного скрежета ими можно было бы на сутки снабдить электроэнергией Шали... А ещё здесь нет даже музея физики и астрономической обсерватории! А национальный музей? Это вообще не музей, а собрание случайных элементов быта, которые в силу часто развивающегося у представителей пожилого возраста патологического накопительства не были вовремя выброшены. Районные управления пенсионные фонда имеют большую историческую ценность, чем коллекция этого музея, в них хотя бы можно проследить коррупционное развитие республики последних 15 лет. Кстати, занимательный факт: Грозный образован в 1818 году, сокращённый вариант которого при написании буквами будет ТВВ – тысяча восемьсот восемнадцатый, что является анаграммой названия сериала Big Bang Theory – ВВТ.

Питер Гриффин

Чечня. Для кого-то здесь место под солнцем, для Райана Гослинга – место под соснами, для меня это место в России, то есть место под донцем. Мне нравятся здешние горы, хоть дороги под ними и ухабисты, как шея Рене Зеллвегер. Но здесь есть самое главное: здесь нет городской суеты. Да, главное, что здесь есть – то, чего нет. И тишина. Здесь всегда царит тишина. Ну, не то чтоб царит, полной тишины в Чечне не будет, пока жив Асхаб Бурсагов. Скажем так: княжествует тишина. В общем, все неудобства забываются, как Хилари Дафф. Но знаете, о чём я подумал? Мемориал Линкольна построен в США, рецепт севиче создан в Перу, а "Топ Гир" снимался в Британии. Понимаете? Понимаете, к чему я веду? Методом исключения становится понятно, что в Чечне не создано ничего крутого! Почему здесь так много внимания уделяется спорту, но не шоколадным батончикам, макраме или хотя бы науке? Хмм, у меня есть почти подтверждённое предположение, что Чечня это созданный миллиардерами огромный парник по взращиванию для себя поколений охранников.

Судья Дредд

Я – Чечня!

Капитан Джек Воробей

Мистер Гиббс, почему вы это назвали Грозненским морем? Этого моря больше лужи на Тортуге. До меня дошёл слушок, что его недавно осушали. Знаете, что это означает, мистер Гиббс? Что то, что нельзя было делать, привело к тому, что тот, чьим домом когда-то это было, теперь не там, где должен быть… Морской дьявол научился жить на суше... Но при моём мастерстве, мистер Гиббс, да с вашей вероломностью и славной сноровке в делах преодоления совести, Чечня станет для нас золотой жилой. Знаете, как можно обхитрить чеченца? Нужно всего лишь говорить о чести и достоинстве. Всего лишь говорить, старина Гиббс, смекаешь?

Роршах

Я не вижу Чечню улыбающейся, я вижу вырезанную на её лице улыбку Глазго. Новый асфальт, глазной повязкой для земли проложенный вдоль улиц, где проспект Путина вызывает омерзение не только названием, но и напыщенными витринами, в которых продаются товары за десятки тысяч, когда у большинства из тех, кто проходит мимо них, зарплата не выше двадцати. Я вижу тетрис возводимых для политиканов и продажной полиции зданий, когда обычным людям за их разрушенные дома платили по 80 тысяч вместо 350. Они назвали это – компенсация. Компенсация за годы войн и разрушенный дом – 80 тысяч». (с)

3/8 Что происходит сейчас в Чечне с геями? Там правда убивают за нетрадиционную ориентацию?

Сложно говорить о масштабах преследований, потому что к правозащитникам конкретно в Чечне люди с этой проблемой не приходят. Обращаются к правозащитникам за рубежом. К нам обращались в центральный офис в Нижнем Новгороде люди, которые бежали в какие-то другие российские города и просили оказать содействие, чтобы их спрятали, оказали юридическую помощь. Просто просили их немедленно вывезти, говорили, что их иначе убьют. Такого рода помощь доводилось оказывать. Это было несколько месяцев назад, до объявления кампании, о которой пишет Елена Милашина.

Есть ли сейчас это явление с массовым преследованиям людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией со стороны местных властей, я сказать не могу. Я это допускаю. Во-первых, в чеченском обществе крайне нетерпимое отношение к этому явлению. Это всегда было. Родственниками практиковались убийства чести. Правительство Кадырова с самого начала его прихода к власти пыталось начать делать то, что раньше регулировалось традициями. Например, вопросы частной жизни, в частности, поведение девушек.

То, что раньше было отдано на решение семье, общине, роду все больше и больше попадало под регулирование институтов, которые создала кадыровская власть. Я вполне допускаю, что дошла очередь до лиц с нетрадиционной сексуальной ориентацией. Безусловно, там это может обрести такой характер. Я это допускаю, но не могу говорить об этом с уверенностью. Общество, зачищенное от реальных правозащитников, понимающих, что такое права человека, и готовых хотя бы озвучивать проблему, остается беззащитным.

Знаете, я очень люблю афоризмы Томаса Маколея, был такой умный англичанин лет 150 назад. И один из его известных афоризмов звучит примерно так: «Если рабы будут ждать свободы, ждать придется долго». Само по себе общество, во-первых, никому ничего не должно. Во-вторых, совершенно не факт, что оно само по себе будет каким-то образом прогрессировать. Этого само собой не происходит. Нужна определенная структура общества и определенные люди, которые будут в этом обществе наиболее нужными, станут лидерами мнений.

Чеченское общество устроено сейчас, на мой взгляд, по-другому. Как и российское впрочем. Поэтому я не готов давать оценку людям, которые решили бороться за что-то правильное, но при этом избрали слишком радикальные методы. Я, например, не знаю, какими методами это делать. С одной стороны, общество безусловно не готово. Другое дело, что оно и не будет никогда готово, если никто не будет заниматься подготовкой.

4/8 Опасно ли россиянам самостоятельно путешествовать по Чечне?

Я думаю, что путешествовать по Чечне не опаснее, чем в других регионах. Все зависит от того, как вы хотите путешествовать. Если вы выбираете турпакет, то это, пожалуй наиболее безопасный способ. Вы будете жить в отеле, вас будут возить на экскурсии. И конечно же, вам покажут только самое наилучшее.

Чеченцы сейчас очень озабочены продемонстрировать, что их регион наиболее безопасный.

Да и посмотреть там явно есть чего. Заново отстроенный Грозный, прекрасная природа...

Другое дело, что там есть определенные правила поведения. Большинство жителей - мусульмане. Поэтому девушкам не следует носить откровенные наряды. Не стоить грубить и оскорблять местное население.

Но вообще, чеченцы, как и любые горные народы невероятно гостеприимны. Поскольку для них обидеть гостя - великий грех.

Если вы желаете путешествовать самостоятельно, то следует заранее продумать маршрут. Желательно найти связи с местными. Выделить проводника. Ну и все в таком духе. Поскольку, в отдаленных местах до сих пор скрываются боевики и вот там может быть действительно опасно.

Туризм в Чечне пока только развивается. Есть несколько крупных отелей. Выбирать пока особо не из чего. Хотя, как мне кажется, хостелы так же должны быть в Грозном.

Другой вопрос - сколько это может выйти по деньгам.

Но если вы хотите увидеть что-то новое, узнать Чечню не по сводкам криминальных новостей, составить свое мнение - смело в путь.

Лично у меня в планах - посетить Чечню.

5/8 Правда ли, что в Чечне огромные пособия на детей?

Официально, согласно закону Чеченской Республики № 8-РЗ «О ежемесячных пособиях на ребенка» и Федеральному закон № 81-ФЗ от 19 мая 1995 года «О государственных пособиях тем гражданам, которые имеют детей»: единовременная выплата при рождении каждого ребенка – 13741 руб.;ежемесячное пособие на ребенка до полутора лет:2576 руб. — за первого ребенка;5153 руб. — за второго либо последующего ребенка;40% от средней зарплаты матери за последние два трудовых года (рассчитывается для работающих либо уволенных женщин);ежемесячное пособие на ребенка до трех лет:9326 руб. — детям военнослужащих, проходящих службу по призыву;50 руб. — компенсационные выплаты неработающей матери, осуществляющей уход за ребенком до трех лет;ежемесячное пособие на ребенка старше трех лет:120 руб. на детей из полных семей;240 руб. на детей матерей-одиночек.

6/8 Из-за чего началась война в Чечне?

Причины - это с одной стороны объективные обстоятельства, а с другой – субъективные. В качестве причин и предпосылок называют обычно самые разные вещи: жуткие угрозы из Чечни, которые надо было срочно предотвратить; жуткое количество нефти, или наоборот – необходимость прокладывать нефтепровод, по которому жуткое количество нефти из Каспия надо было качать; защита прав русскоязычного населения. И много чего другого. Но при ближайшем рассмотрении выясняется, что ни одна из них в качестве побудительного мотива не работала.

Правами русскоязычного населения озаботились только когда во всю ввязались в войну. Прежде об этом никто не думал. Нефти в Чечне практически нет. Она был выкачена за век эксплуатации месторождения, сейчас там добывают порядка 2 млн тонн в год, это полная ерунда. Да, в Чечне была большая нефтепереработка, мощные заводы, но от них не осталось ничего: что-то разбомбили, а что осталось – порезали и сдали в металлолом чёрные металлурги. Трубопровод из Каспия что-то особенно большой популярностью не пользовался. Насчёт чеченской преступности – это миф, выстроенный из нашего современного далеко. Дело в том, что как раз на мафию чеченцы оказались неспособны. Вернее – способны в такой же степени, как и на государственность. Чеченское, анархическое устройство общества (примерно с XVI века) не предполагало выстраивание иерархических систем.

По состоянию на 92-93 год Чечня во многом устраивала всех в России. Устраивала спецслужбы как некий офшор, где через Северный аэропорт можно было переправлять оружие в страны третьего мира; как офшор, где можно было нанимать боевиков для выполнения самых разных задач. Например, в Абхазии воевали российским оружием с российскими инструкторами, но отряды конфедерации народов Кавказа под командованием Шамиля Басаева.

Чечня как офшор устраивала крупные нефтяные (тогда ещё государственные) компании, потому что можно было гнать через неё нефть и врать о том, что там уплачены все налоги, и отправлять её дальше на экспорт.

Казалось бы, устраивает всех, но что случилось? А случилось у нас тогда вполне внутримосковское событие. К концу 1992 года обострилось противостояние президента Бориса Ельцина и парламента, где был Руслан Хасбулатов. При этом в ноябре 1992 года из Останкино убрали Егора Яковлева, человека, в общем, с совестью. А главным пропагандистом, так уже получилось, стал Михаил Полторанин (старый партийный кадр при Ельцине, известный своим пристрастным отношением к евреям). Но тут что делать: есть парламент, есть спикер, а он – чечен. И тут вся пропагандистская машина в рамках противостояния с Парламентом перестраивается на «ату этого чечена Хасбулатова!»

То есть, если мы вернёмся к текстам 1993 года, то окажется, что у нас там не парламент плохой, а Хасбулатов плохой и под ним 70 с чем-то объектов в Москве контролирует чеченская мафия. Оказывается, это департамент охраны Белого дома охранял ещё около 70-ти объектов, но при этом к чеченам они отношения не имели. К октябрю 93-го года это усилилось до такой степени, что если вы послушаете радиопереговоры в ночном эфире 3-4 октября, окажется, что готовящиеся к штурму милиционеры собирались брать то ли Грозный, то ли Кабул. Воевать собирались то ли с чеченами (потому что Хасбулатов), то ли с афганцами (потому что Руцкой имел несчастье побывать в плену в Афганистане, и ему это почему-то вменялось в вину). Так или иначе, кампания была поднята. И про чеченскую мафию именно тогда разговоры и пошли. Дальше случается неожиданность: Белый дом мы немножечко взяли и немножечко сожгли 4 октября, а 12-го – ба-бах! – и на выборах почему-то нет большинства. Много мест в парламенте заняли коммунисты и жириновцы. И тут у политтехнологов (которые тогда ещё так не назывались) родилась светлая идея: для того, чтобы перехватить электорат, надо перехватить лозунги оппонентов. Нужно сделать что-то национальное и патриотическое. Например, вернуть в лоно Империи отвалившуюся провинцию. Ничто так не поднимает рейтинг.

Во второй половине декабря у нас вдруг вынимают из-под сукна подписанный месяц назад (и под сукно положенный) план Шахрая в отношении Чечни: план переговоров на фоне силового давления, которое должно обеспечить решение проблем сепаратистского региона. Получилось так, что с переговорами было очень плохо, а с силовым давлением очень хорошо. Разного рода политтехнологи и аналитики от этого проекта были отсечены через полгода. Контролировался он силовиками (к которым тогда относились Миннац, МВД, ФСБ). Курировал этот проект отчасти Севастьянов, начальник московского управления ФСК (федеральная служба контрразведки). Но что-то пошло не так. Даём антидудаевской оппозиции деньги, деньги они берут, а Дудаева не свергают; даём оружие – тоже Дудаев не свергается; даём оружие с экипажами – 26-го ноября 1994 года происходит штурм Грозного (якобы оппозиция, а на самом деле в танках были нанятые ФСК в подмосковных частях офицеры). Гибридненько повоевали. Танки входят в Грозный. В Грозном думают: «Ого, нашёлся кто-то, кто смог построить в колонну 40 танков и дойти до Грозного! Мать моя! Да ему власть можно даровать!», потому что в тогдашней Чечне такого человека не находилось. Но неожиданно из-под брони полезли неместные, и всё поменялось. Их пожгли и позабирали в плен. Дальше, как всегда лис прячут в лесу, и малую кровь можно смыть только большой кровью. К анализу ошибок и возвращению на предыдущий этап никто в течение года не обращался. Дальше – начало войны. Что забавно, война эта рейтинг не подняла. К началу 96-го у Ельцина он был на фоновом уровне. И выборы были выиграны отчасти, потому что именно тогда его команда говорила: «Мир!», «Мир!». Назрановские переговоры, Яндарбиев прилетает в Москву переговариваться, его забирают на спецобъекте АВС в Тёплом стане. В это время Ельцин летит в Чечню, говорит: «Все, мир наступил». Ельцин избирается во втором туре, но при этом, он взял к себе в команду третьего (а третьим был тогда Лебедь), назначил его секретарём Совета безопасности. А Лебедь решил стать победителем. Своему бывшему заму по Приднестровью Тихомирову (который тогда командовал армейской группировкой в Чечне) дал картбланш на победу. И в июле 1996 года война возобновилась, как только были официально оглашены результаты второго тура выборов. Надо сказать, что победа не получилась, потому что за три дня до инаугурации Ельцина, чеченцы вошли в Грозный и город заняли. Не то чтобы превосходящими силами, их было около 800 человек. И никто не решался плохими новостями испортить настроение барина. Поэтому в течение трёх дней царил паралич, за это время чеченцы удивленно укрепились в городе и вышибить их было уже невозможно. После чего Лебедь, когда бои возобновились, прибыл на место, понял, что здесь ловить нечего и заключил Хасавюртовские соглашения. То есть здесь у нас движущая сила была одна, простая: ни нефть, ни деньги, ни что-то ещё. А власть, которая важнее нефти, денег и много чего другого.

Надо сказать, что после Хасавюрта про Чечню постарались забыть, как про страшный сон. Мы не вытащили своих пленных, хотя осенью 1996 года это вполне можно было сделать. Начались захваты заложников, ситуация была швах, а про Чечню пытались забыть. И так мы подошли к 1999 году. Зимой того года в Чечне был похищен представитель МВД, через год его останки найдут в горах. И это было последней каплей. Премьер Степашин заявил, что мы будем применять силу. Завертелась военная машина. Началось, например, формирование 77-й бригады морской пехоты в Дагестане (это не смешно, на то время морская пехота — это единственные части, которые имели хоть какую-то горную подготовку). Пошла переброска тактических ракет на юг. И здесь, уже даже помимо чьей-то воли, мы неудержимо шли к войне, потому что и с другой стороны машина завертелась. Почему? Переходим на ту сторону и замечаем, что в 97-м году у нас на выборах в Чечне победил Масхадов (убедительно победил), а второе место занял Шамиль Басаев. Было там жутко нестабильно, потому что у Басаева были отряды. Не то чтобы большие, но он умел объединять под собой очень неспокойных местных товарищей. В какой-то момент Масхадов дал ему порулить, на полгода (где-то на рубеже 97-98 г. Басаев возглавил правительство). Надо сказать, что он добился блестящих успехов: наполняемость бюджета упала в 20 раз. После чего, казалось, его карьера закончена. Уйдя, как и обещал, через полгода с этого поста, он тут же выступил на съезде конгресса народов Чечни и Дагестана, заявив о мощных целях экспансии. Началась подготовка к тому, что в итоге вылилось во вторжение в Дагестан.

Басаев, оказавшись политическим маргиналом, оказался на грани смерти не только политической, но и физической. Единственное, что избавляло его от такой перспективы – это начало войны, которая неизбежно привела бы к сплочению всех и избавила его от гибели (по крайней мере отсрочила эту гибель). Так и получилось.

В 1999 году, летом Басаев уже накапливал свои силы в Цумадинском районе в Дагестане. И то, что на рубеже июля-августа 1999 года там бабахнуло, могло бабахнуть чуть раньше, могло чуть позже. Так или иначе началась война, которая была объявлена контртеррористической операцией (хотя взрывов в городах ещё не было). Я не хочу сказать, что эти взрывы устроили спецслужбы, кроме «рязанских учений» роль спецслужб нигде не доказана. Но дело в другом. В том, что эта война была использована. Если вы посмотрите рейтинг Владимира Путина за август-ноябрь 1999 года, то вы увидите, что от ничтожных, фоновых значений стал вдруг расти. Каждую неделю какое-то брутальное заявление типа «мочить в сортире». И рейтинг хоп – 7% вверх скакал, пока не ушёл в заоблачные высоты. Собственно, это ровно та ситуация, когда мы можем утверждать примерно следующее: мы не знаем, кто устроил всё это, но мы точно знаем, кто это использовал.

По иронии судьбы, то, что не удалось в первую войну (использовать её как электоральный инструмент), отлично удалось во вторую. Дальше война, разумеется, была никому не нужна. Например, уже перед избранием Путина президентом, всячески старались заявить, что «Победа, ребята! Всё, уже победа! Там – в Комсомольском бои». Однако теракты всячески напоминали об обратном. Но они опять-таки были использованы для ещё большего укрепления власти. Но попытки утверждать, что последующие масштабные теракты были организованы спецслужбами, они тоже, на мой взгляд, несостоятельны. Тем не менее мы видим, что здесь причиной оказывается вещь намного более привлекательная, чем нефть и чем деньги. Власть. Бесконтрольная власть, которая не останавливается перед тем, чтобы поиграть с огнем, чтобы эту власть сохранить.

7/8 Случился бы дальнейший парад суверенитетов при отделении Чечни от РФ в середине 90-х, и какие республики вышли бы из состава РФ?

Все шло к закату. После заключения федеративного договора суверенитеты стали забываться, и начался процесс объединения. Попытка отделения Чечни – частный случай, он был инсценирован ельцинистами, в том числе специально продажными генералами. Они превратили Чечню в какой-то особый полигон для поставки оружия, и торговли в неспокойных регионах. Конечно, процесс был направлен против меня, с целью ослабить позиции председателя Верховного Совета. Дудаев действовал полностью в соответствии с партнерами Ельцина. Они его использовали, решили, что после расстрела парламента надо отвлечь внимание, поиграть в войнушку и добиться легкой победы. Вот и вляпались. За расстрел парламент надо было судить.

Парад суверенитетов был завершен усилиями Верховного Совета. В том числе с помощью действий его председателя. Парад суверенитетов был фактически завершен к концу 1992 года. И уже с начала 1993 года проблема перестала существовать, так как был подписан договор. Чечня временно отказалась ставить под ним подпись вместе с Татарстаном. Но уже в июне этого же года я получил письмо от Дудаева. Он ссылался на то, что его обманули. Затем сказал, что хотел бы начать предварительные переговоры о том, при каких условиях Чечня готова присоединиться. Татары следом приняли позицию Чечни. Так что проблема перестала существовать благодаря деятельности Верховного Совета.

Если бы была возможность вернуться назад в то время, то следовало бы изменить ход событий, не совершать ошибок. Конечно, сразу после переворота, когда Ельцин фактически сделал Горбачева своим заложником, необходимо было сформировать правительство, забрать мандат у обоих. Сказал бы: «Раз вы ничего делать не умеете, назначьте меня премьером СССР». Согнул бы обоих в бараний рог и сохранил СССР полностью. Кавказское повышенное самолюбие тогда не позволило мне проявить такую инициативу. Следовало договориться с Горбачевым, чтобы он мне дал мандат. Это я считаю своим главным упущением. 

8/8 Что почитать по войне в Чечне и Афганистане?

Из понравившихся о войне в Чечне - "Война" А.Бабченко. Очень пронзительная и в то же время очень лиричная книга. Если уже упомянутый "Муравей в стеклянной банке" Полины Жеребцовой описывает войну с точки зрения мирных жителей, то в книге Бабченко вектор зрения меняется на противоположный и описывает войну глазами простого солдата. По-моему обе эти книги, взаимно дополняя друг друга, позволяют создать наиболее целостное впечатление о том конфликте.

Ответившие выше не упомянули ни одной книги о войне в Афганистане. Я бы посоветовал "Афган.Русские на войне" Родрика Брейтвейта. Это книга бывшего посла Великобритании в СССР и описывает ход (хотя непосредственно военным действиям отведено минимум места), а также быт советских солдат в Афганистане, их взаимоотношения с местным населением и между собой.

Несмотря на то, что книга написана иностранцем, видно, что Брейтвейт глубоко вникает в суть вопроса и относится к описываемым персонажам с нескрываемой симпатией, что, безусловно, делает работу ещё более интересной.