«Томагавки» против зарина: Почему Трамп атаковал Сирию
Президент США Дональд Трамп отдал приказ о ракетном ударе по авиабазе правительственных войск Сирии, обвинив Дамаск в применении химического оружия. Россия в ответ приостановила действие меморандума об обеспечении безопасности полетов. Администрации Путина и Трампа входят в фазу противостояния на фоне человеческой катастрофы в Сирии.
10 вопросов
1. Почему США нанесли удар по Сирии?2. Кто применил химическое оружие в Идлибе?3. США разнесли крылатыми ракетами «Томагавк» аэродром правительственных сил в Сирии. Что происходит?4. Как решение США нанести удар по Сирии повлияет на отношения с Россией?5. Что из себя представляют ракеты «Томагавк»?6. Почему российские С-300 и С-400 не сбили американские «Томагавки» в Сирии?7. Почему Россия поддерживает Асада?8. Почему американское правительство так не любит Асада?9. Как может измениться ситуация в Сирии, если уйдёт Башар Асад?10. Как рубль отреагирует на ракетный удар США по Сирии?

Решение нанести удар по аэродрому правительственных сил в Сирии — половинчатое, оно было спонтанным, сделанным в ответ на внешний стимул — газовую атаку, которую приписывают режиму Асада, что, впрочем, не доказано и даже не было попытки разобраться в этом. Это решение не является элементом большой стратегии, у Трампа еще не укомплектованы кадры на тех позициях, которые должны заниматься выработкой стратегии, она только начинает вырабатываться.

Об этом ударе была предупреждена Россия, которая, скорее всего, поделилась этой информацией с Сирией, что позволило резко сократить число пострадавших в результате этой атаки. Главное, что подобные бомбардировки уже совершали союзники США в регионе — Турция и Израиль. То есть это не является беспрецедентным шагом со стороны этой коалиции. Поэтому, на мой взгляд, это был деликатный баланс между демонстрацией американской решимости и нежеланием увязать в продолжительном конфликте, который не дает никаких политических дивидендов в политической перспективе. В нем можно увязнуть и никак не выиграть.

2/10 Кто применил химическое оружие в Идлибе?

Достоверной информации у нас нет, поэтому мы можем говорить лишь о факте появления на военно-политической арене в Сирии фактора химического оружия впервые за длительный период времени с тех пор, как при поддержке России была вывезена основная часть химического арсенала с территории страны. По всей видимости, это было сделано для одной цели – окончательно сорвать женевский переговорный процесс и поставить под угрозу астанинский. Осталось понять по результатам, кто из этого извлечет наибольшую прибыль для себя.

Последний случай применения химического оружия в Сирии был зафиксирован в 2014 году. Сейчас дискуссия ведется в пространстве СМИ. Государственные акторы, действующие на территории САР и обладающие военно-техническими средствами наблюдения, удерживают ситуацию и соблюдает молчание. Я напомню, что над Сирией никто не летает, кроме России и США. Военные министерства делают заявления, но, как мы видим, они не исчерпали дискуссию. Чтобы понять, кто применил химическое оружие, следует задуматься, какая цель могла быть поставлена. 

Допустим, его применили войска Асада. Но зачем им это сейчас делать в Идлибе? Основная причина, которую приводят оппоненты режима: там сконцентрированы силы вооруженной оппозиции, не относящейся к ИГИЛ и «Джебхат ан-Нусры». С другой стороны, применение химического оружия – это крайние меры, а значит ранее должны были быть применены конвенциональные методы – основные виды вооружений, но этого не было. Сирийская армия не ведет в настоящий момент в Идлибе широкомасштабное наступление, в условиях которого химическое оружие могло бы переломить ситуацию. Сейчас это второстепенный фронт. Другое дело, что есть заинтересованность у тех же самых группировок на территории Идлиба, которые испытывают большое сужение пространства для маневра. Оказавшись втянутыми в переговорный процесс в Женеве, они вынуждены играть по чужим правилам на чужом поле. Им нужно сейчас дополнительно и максимально дискредитировать режим Асада. Сейчас в последние месяцы мы наблюдаем, как не только Россия, Иран, Турция и даже США склонялись к мысли о том, что режим Асада в войне побеждает. Речь о том, чтобы его свергать, уже не идет, по крайней мере, в краткосрочной и среднесрочной перспективе. Применение химического оружия представляет режим Асада в очерненном, тираническом, антигуманном виде, который будет использовать его для достижения самых непонятных и нерациональных целей. 

Но обвинять сирийскую армию, действующую под контролем, в том числе России и Ирана, в нерациональности не приходится. В этом отношении, скорее всего, мы имеем дело с провокаций, направленной на подрыв мирных процессов, изменение положения сил и внешних игроков на сирийском пространстве. В первую очередь многих не устраивает то доминирующее положение, которое заняла в последнии месяцы Российская Федерация. Не секрет, что именно российские войска доминируют как в небе, так и на суше. Россия разводит враждующие стороны там, где это нужно. В этом отношении роль России возросла, но целому ряду акторов это не нужно. Это и приводит к такому роду провокациям.

3/10 США разнесли крылатыми ракетами «Томагавк» аэродром правительственных сил в Сирии. Что происходит?

Конечно, трудно за президента США объяснять его мотивы, тем более они демонстрируют определенную противоречивость. За несколько дней до сегодняшних событий Трамп заявил, что смещение Асада больше не является приоритетом, а сейчас мы наблюдаем коренной поворот в американской политике. Такая неустойчивость и неопределенность – первое, что приходит на ум. Второй момент, который вызывает вопросы – та скорость, с которой было принято решение об атаке. Она говорит о том, что Трамп, похоже, уцепился за это, как за удобный повод отыграть назад и занять более традиционную внешнеполитическую позицию, которая была характерна для его предшественников. Окончательную оценку можно будет дать лишь через некоторое время спустя. Сейчас возникают вопросы: «А что потом? Что будет? Какие будут шаги администрации США?» Если на этом все закончится – это одно дело, а если будет осуществляться дальнейшее вмешательство – другое.

И если будет такое вмешательство – это будет явно вне правовых рамок. Информации в Конгрессе никакой не было, никаких обсуждений внутри и с союзниками, даже Совет безопасности ООН не предпринял никаких шагов. Не знаю, последует ли за этим наземная операция. Пока неясно, была ли это разовая акция – месть, ответ, удар, наказание за химическую атаку, или серьезный поворот в политике. 

4/10 Как решение США нанести удар по Сирии повлияет на отношения с Россией?

Я думаю, что для российско-американских отношений это очень плохой прецедент. С него, к сожалению, начинается новый этап. Была надежда, что какой-то конструктив может возникнуть, но в итоге мы начинаем с самого плохого. Дальнейшее будет зависеть от того, как США будут вести линию по Сирии. На мой взгляд, это была единичная акция, которая скорее носила демонстрационный характер. Я думаю, что это изолированная акция, которая не приведет к вторжению американской армии в Сирию.

У американцев нет намерения создать еще один конфликт, усложненный внутриполитическим гражданским противостояниям по соседству с Ираком. Намерения Трампа были, прежде всего, внутриполитическими, ему нужно возобновить инициативу в борьбе с оппонентам из Демократической партии в Конгрессе, которая сейчас парализует его администрацию. Такой шаг резко разворачивает нарратив, резко поворачивает всю дискуссию в противоположную сторону. Трампа обвиняли в связях с Россией, в итоге он идет на антагонизм с Россией, его обвиняют в потере инициативы, он эту инициативу перехватывает.

Я думаю, что для Трампа важна не столько Россия, сколько стремление себя укрепить как дееспособный президент, и в конечном счете преуспеть в этом деле. Он показывает сейчас, что готов жертвовать многим, включая какие-то долгосрочные интересы, вроде стабильности на Ближнем Востоке или хорошие отношения с Россией, во имя того, чтобы сейчас в этом контексте, в этом политическом цикле, в этом году для себя немного облегчить жизнь в Вашингтоне.

5/10 Что из себя представляют ракеты «Томагавк»?

Ракета «Томагавк» не представляет из себя ничего особенного. Стартовая масса — 1800 тонн, боевая часть — 454 кг, дальность — 1500 км, отклонение от цели при нормальной организации составляет от 10 до 35 метров, непосредственно перед атакой цели делает горку для определения местоположения цели и точного поражения. Калибр ракеты 530 мм запускается из стандартных труб торпедных аппаратов подводных лодок и пусковых установок МК 41, которые устанавливаются на кораблях ВВС США.

Решение нанести удар именно «Томагавками» было принято потому, что это самые эффективные ракеты большой дальности. Пентагон не стал рисковать авиацией, поскольку могло быть оказано сопротивление, американские самолеты могли быть сбиты из комплексов ПВО. Разговоры о том, что удар был лишь демонстрационным, не нацеленным на максимальные разрушения — это глупости. Небольшой урон можно объяснить тем, что удар не был подготовлен надлежащим образом.

6/10 Почему российские С-300 и С-400 не сбили американские «Томагавки» в Сирии?

Потому что полет этих ракет был выбран так, чтобы они обошли эти комплексы и оказались в зоне недосягаемости российских С-300. Кроме того, С-300 не может стрелять куда попало. Нужно целеуказание, то есть сначала эту цель нужно обнаружить средствами воздушного наблюдения. У России нет достаточного количества соответствующих самолетов, чтобы контролировать эту ситуацию. 

7/10 Почему Россия поддерживает Асада?

На мой взгляд, стоит для начала разделить и конкретизировать одно понятие. Под Россией здесь мы, наверняка, понимаем нынешнее политическое руководство РФ, т.к. оценки участия РФ в сирийском конфликте в обществе все еще не однозначны, а референдума по данному вопросу никто еще не проводил.

Поэтому на вопрос "почему российское руководство поддерживает режим Б.Асада" я бы ответил, соглашаясь с доводами Эрцль Одэм и Александра Крылова, но добавляя также следующее. Политика России в Сирии отвечает внутриполитическим потребностям ее руководства, а также характеризуется его устремлениями в региональной и глобальной политики. Так как в течение длительного периода времени отсутствует какая-либо осмысленная и обладающая определенными четко сформулированными целями и ожиданиями стратегия продвижения/возвращения в ближневосточный регион, отсутствует "ближневосточное" лобби в высших эшелонах власти, данное направление воспринимается как второстепенное. Во многом, внешняя политика РФ сегодня - это политика срочного реагирования на внешние угрозы путем умелой импровизации с использованием имеющегося ограниченного арсенала средств и инструментов. Реагируя на глобальный вызов, оформившийся в результате конфликта с европейскими государствами и США, руководство РФ предприняло "разворот на Восток", который не ограничивается "китайским вектором".

"Сирия Асада" - это 1) ключ к удержанию тех скромных позиций, которые РФ имеет в регионе БВ сегодня; 2) инструмент влияния и давления на ключевых игроков региона, включая КСА, страны Залива и Турцию; 3) ключ к Ирану, куда более ценному активу в евразийской, а не ближневосточной политике Москвы; 4) инструмент влияния в диалоге с Европой и США.

Без союзного Москве режима Асада (или его наследника) в рамках довоенной САР или границах САР, уменьшившейся до нескольких провинций, но продолжающей держать флаг, у РФ вовсе не будет никаких позиций в "новой Сирии" или послевоенном "постсирийском пространстве". А как следствие, утрата единственного союзника, по сути ставшего уже сателлитом, лишит официальное российское руководство единственного действенного инструмента влияния в столь важном сегодня регионе, где сосредоточена значительная часть запасов нефти и газа (так важных и для нашей экономике), а также сошлись интересы всех крупных мировых игроков - США, ЕС, КНР. Сегодня успешная демонстрация силы в Сирии позволяет Москве более уверенно чувствовать себя и в переговорах по другим вопросам международной повестки дня, что говорит о ценности и полезности этого ресурса.

Помимо того, нельзя сбрасывать со счетов и психологический фактор. Нельзя недооценивать то, как "Ливийский кризис", - включая вмешательство целого ряда государств и объединений во внутренние дела суверенного государства вопреки всем "правилам игры", а также убийство М. Каддафи, - повлиял на взгляды российского президента и его ближайшего окружения, - тех людей, кто реально принимают решения в современной России. Понимаю, что это неспециализированная литература, но советую почитать по этому вопросу книгу М. Зыгаря "Вся Кремлевская Рать: краткая история современной России" (М., 2016). За отсутствием других работ по этой тематике, отправляю к ней, как единственной, доступно излагающей интересную точку зрения. Нежелание повторения "ливийского сценария" в Сирии, а потом где-либо еще, в т.ч. и РФ, стало крайне сильным фактором, повлиявшим и на украинскую, и на сирийскую политику РФ.

В любом случае, задуматься есть о чем. Тем более, что ситуация меняется крайне быстро и уже через некоторое время часть (а может быть, и все) моих слов потеряет свою актуальность.

8/10 Почему американское правительство так не любит Асада?

Это действительно странно. Обама, к которому я очень хорошо отношусь и которого считаю выдающимся президентом, несет абсолютную чушь, когда говорит, что режим Асада мешает победить ИГИЛ. Асад — как раз единственный, кто с ними всерьез сражается. И если сравнить марионеточное проамериканское иракское правительство и режим Асада, то второй, конечно, принес гораздо больше пользы в борьбе с ИГИЛом. Иракская армия сдает миллионные города и трусливо бежит с поля боя, хотя правительство там избрано формально демократически и в теории должно иметь поддержку народа.

Да, режим Асада недемократический. Это монархия, завернутая в республиканскую форму. Ну так американцы же не бегут с оружием свергать правительства монархий Персидского залива, хотя они тоже недемократические. Никаких страшных грехов за младшим Асадом не было до начала гражданской войны: массовых казней не было, религиозная терпимость, которую мало где встретишь на Ближнем Востоке. А после начала войны — тоже худшие не за ним.

Так что демонстративная борьба с Асадом — это история, рассчитанная на внутреннего потребителя. Трудно выйти и сказать: «Да, мы страшно облажались в нашей ближневосточной политике последних лет двадцати, и, в частности, в нашей сирийской политике». Конечно, удобнее свалить всю вину за ад, творящийся в Междуречье, на Асада — всё равно обыватель не будет разбираться, что, например, Асады правят уже лет пятьдесят, а ИГИЛ появился только сейчас, после вторжения американцев в Ирак и поддержки ими сирийских повстанцев.

9/10 Как может измениться ситуация в Сирии, если уйдёт Башар Асад?

Уйти можно по-разному. Он может уйти, как Саддам Хусейн, который бежал, а потом его американцы обнаружили где-то в яме.Он может уйти, как бежал Каддафи, которого тоже обнаружили и убили. И наконец, он может уйти после голосования, хотя это маловероятно. Сейчас многие пишут: вот представьте, что Путин договорится с Обамой, найдут какой-то вариант. Я в это не верю, потому что сам факт ухода Башара Асада для Путина означает серьёзное поражение. В течение четырёх лет он поддерживал этого президента, давал команду наложит вето на резолюцию Совета Безопасности. И много раз в переговорах говорил, что это законный президент, и надо исходить из того, что его выбрал народ. И вдруг сейчас Путин даст задний ход и скажет: “Да, в общем-то, конечно, мы не отказываемся от того, что он законный, но в сложившейся ситуации лучше, чтобы он ушёл”. Это моментально будет воспринято как уступка под американским давлением. А в нынешней ситуации, когда наоборот делается всё, чтобы обострить отношения с Америкой, вся пропаганда на это настроена и всем людям внушается, что Америка - это враг, который со всех сторон нас окружает, вдруг идти на уступку? Это совершенно нелогично. Наоборот - не отступать, держаться, проиграем, убьют Асада - ну что ж, тогда наша пропаганда скажет, что мы не отходили от своих принципов, мы поддерживали этого человека, мы своих не сдаём. А то, что он проиграл - так естественно, если навалится вся Америка и Европа, и Турция, и арабские страны. Ничего удивительного нет, ясно, что произошло. Вот вам - агрессивная сущность Запада и она проявилась. Тут Путин не будет выглядеть лузером. А вот если он пойдёт на сделку с Америкой, то он будет выглядеть некрасиво. Думаю, он это прекрасно понимает и не пойдёт на это.

Сообщения о переговорах об уходе Асада, в которых Москва принимает участие, появляются потому что если бы люди были разумными существами и жили руководствуясь логикой (и государственные деятели были разумными людьми, которые бы видели дальше своего носа), тогда надо было бы признать, что ИГ - общий враг, и в интересах всех навалиться и уничтожить его. И по сравнению с этим, Башар Асад не представляет особой угрозы. Тем более для Америке, тем более сейчас. Ведь они были настроены против него из-за того, что он единственный на арабском Востоке - друг, партнёр и союзник Ирана. А Иран был всё время главным врагом Америки. Но сейчас достигнуто соглашение по поводу ядерной программы Ирана. Обстановка меняется, с Ирана снимут американские санкции, войны не будет. Со временем, видимо, будут восстановлены дипломатические отношения между Ираном и Америкой. А раз так, то кому будет опасен Башар Асад? Никому! Плевать, никому он не нужен!

И многие государственные деятели, политики давно уже говорят, что надо забыть то, что Обама говорил, что Асад незаконный президент, что надо, чтобы он ушёл и так далее. Они говорят, что надо исходить из того, что надо с ним договориться и вместе воевать против ИГ. Но это легко сказать. А находясь на должности президента США, которого клюют со всех сторон (в первую очередь республиканская партия, которых большинство в Конгрессе) за то, что он ушёл из Ирака и потерял Сирию. В этих условиях отказываться от идеи борьбы за устранение Асада означает, что Барак Обама будет выглядеть слабаком. Поэтому он не может на это пойти, даже если в глубине души понимает, что по логике вещей было бы лучше договориться с Путиным, чтобы оставить Асада, чёрт с ним, пусть сидит в Дамаске.

Но тут сразу возникает другой вопрос. Если Обама оказался настолько сильным и дальновидным, что договорился с Путиным, привело бы это к прекращению гражданской войны в Сирии? Да нив коем случае. Представляете себе людей, которые там воюют четыре года, проливали кровь, потеряли своих товарищей, которые вдруг услышат, что Барак Обама их сдал. Что они должны сделать? Сложить оружие и уехать? Да никогда в жизни они этого не сделают, тем более, что сейчас в их руках большая часть страны. Асад контролирует не более 20% территории государства. У них есть все основания рассчитывать, что даже без помощи Америки рано или поздно они его победят. Но кто такие они? Это три различные силы: умеренная светская оппозиция (Свободная сирийская армия), Исламское государство и исламисты, которые тоже идеологии, как ИГ, но другие - осколки Алькаиды. И они все друг с другом воюют. Опять же - в их интересах тоже было бы объединиться и вместе свалить Асада, но и они не могут.

Получается, что никаким образом нельзя было бы заставить ИГ уйти с территории Сирии. Они для чего создали халифат? Чтобы бороться, взять Дамаск и сделать его столицей. Для чего воюет сирийская армия? Чтобы сейчас признать, что всё было ни к чему? А куда им возвращаться, кто их примет обратно?

Поэтому разговоры о том, что было бы, если бы Асад ушёл - совершенно беспредметный. Он не уйдёт, даже если бы сам захотел. Он возглавляет алавитскую общину, алавитскую секту, которая понимает, что если к власти придут сунниты (представляющие 75% населения), то среди них найдётся немало тех, кто их, алавитов,задавит и перережет. Поэтому они будут держаться до конца. И если бы Асад согласился бы на какой-то вариант, его не отпустят ни за что. Поэтому надо ждать, а чего ждать - неизвестно, потому что тупик как есть, так и остаётся.

10/10 Как рубль отреагирует на ракетный удар США по Сирии?

Это уже повлияло. Обострение конфликта в Сирии привело к росту цен на нефть, одновременно с этим вырос доллар к рублю. Он сдал свои позиции в силу того, что возник риск ухудшения взаимоотношений между Россией и США. Теперь перспектива снятия санкций совершенно очевидным образом перенеслась на далекий и неопределенный срок. Два фактора сработают в разном направлении: увеличение в денежном выражении будущего экспорта из-за цен на нефть и выход иностранных инвесторов из-за геополитических рисков, связанных с рублем. Но в связи с острой момента на первый план именно сегодня вышли геополитические риски. 

Что касается прогноза – тут зависит от того, как будет развиваться ситуация. Риторика со стороны пресс-секретаря президента России Дмитрия Пескова жесткая, уже сделан ряд заявлений о квалификации этого удара и о последствиях. Самое плохое – что был явно назван риск боевых столкновений России и США в Сирии, прекращение военных контактов и отсутствие планов по личной встрече между Путиным и Трампом. Радужные надежды на восстановление партнерских взаимоотношений между Россией и США разрушены и похоронены надолго. 

Из этого не следует однозначно, что рубль обречен на падение, потому что сейчас это выглядит как однократная акция возмездия за химическую атаку в Идлибе. Скорее всего, если США не продолжат наносить удары, а вроде бы они этого не собираются делать, то геополитический риск не будет увеличиваться. Рост цен на нефть может оказать влияние и сбалансировать этот негатив. Таким образом, сейчас ничего непосредственного не следует из этого события. Здесь уже будет гадание, будет ли эскалация и реальные вооруженные конфликты, которые, если случатся, то ослабят рубль и вызовут панику иностранных инвесторов. Но пока этого не видно. 

Вчера министр экономического развития России Максим Орешкин заявил, что в ближайшие месяцы ожидает резкого ослабления рубля – 63-64 рубля. Что касается прогноза на конец года - 68 рублей, то это был условный прогноз, если цена на нефть упадет до 40 долларов за баррель, что с его точки зрения весьма вероятно. Я думаю, что это довольно смелые утверждения. Такой вариант развития событий возможен, я не считаю его вероятным, потому что это слишком большое движение. Конечно, мы видим, что геополитические решения и события, которые невозможно прогнозировать заранее, сильно влияют на рубль. Знал ли Орешкин, что у нас будет эскалация? Вчера можно было предполагать, что нечто локальное случится, потому что ситуация вокруг химической атаки в Идлибе развивалась и была заметной темой в международном масштабе, просто у нас на нее мало обращали внимание. Несмотря на серьезность события, это локальный ивент, который не может обрушить рубль до тех уровней, о которых говорил Орешкин. Здесь важнее будет динамика нефти и аппетит к риску международных инвесторов во всем мире. Поэтому я с определенной долей скепсиса отношусь к прогнозу Орешкина и думаю, что такого резкого изменения курса в ближайшие месяцы не будет.