Что стало с победителями школьных олимпиад 90-х
Школьники, 10-15 лет назад выигрывавшие всероссийские и международные олимпиады, рассказывают, как это повлияло на их дальнейшую жизнь.
5 вопросов
1. Чем для школьников 90-х была олимпиада и победа?2. Эмигрировали ли победители школьных олимпиад 90-х?3. Чем сейчас занимаются победители школьных олимпиад 90-х?4. Что бывшие победители школьных олимпиад думают про образование в России?5. Что победители школьных олимпиад 90-х думают о России?

Победа наложила на меня груз ответственности. И дала уверенность в себе. Благодаря ей я поступил в вуз своей мечты. А ещё на международной олимпиаде я встретил свою будущую жену. Это была русская девочка, которая выступала за команду Германии. Наша делегация ошиблась дверью, и вместо китайцев мы пришли обмениваться сувенирами к немцам. А у меня из головы вылетело, как будет по-английски «Здравствуйте, я хочу с вами познакомиться». И у всех вылетело. Мы стоим в дверях и молчим. И тут встала девочка и взяла инициативу на себя: «Ребят, вы по-русски скажите, чего вам надо. Я переведу». Это была она. У нас двое детей, она получила российское гражданство. Я живу в Раменском, как и тогда.

На одном из этапов перед всероссийской олимпиадой в 9 классе я сделал ошибку, переписывая ответы из черновика в чистовик. Из-за этого сильно скатился в общем рейтинге. Мне дали только похвальную грамоту. А в этот момент вышел приказ, что с такими грамотами тоже берут в финал. Я обрадовался. А рядом сидела учительница и говорила своей коллеге: "Как так? Как этот мусор можно везти на всероссийскую олимпиаду?! Я откажусь, я напишу бумагу!". Я взял первое место на той олимпиаде. Она до сих пор думает, что я этого не слышал. Но я демонстративно не попрощался с ней на последнем звонке. Я её ненавидел, а теперь думаю, что не скажи она тогда этого, я, может, и не добился бы ничего.

2/5 Эмигрировали ли победители школьных олимпиад 90-х?

Раньше я много работал в обсерватории на Кавказе, за границу вообще не ездил. Мне внушали, что российская наука самая лучшая, и условия здесь самые лучшие. На последних курсах я общался с французами по одному проекту. И они пригласили меня в Лион на две недели прямо перед защитой диплома. Я съездил и понял, что всё, что мне говорили про зарубежную и отечественную науку, было, мягко говоря, не совсем правдой.

Отличается даже не зарплата, а отношение. Как в России относятся к учёным? Это какие-то чокнутые уроды, которые занимаются непонятно чем, проедают государственные деньги, в то время как у страны есть более насущные проблемы. Если взять официальную ставку, которую МГУ платит ведущему научному сотруднику со степенью доктора физмат наук, то она будет сравнима со ставкой уборщицы на полставки в ТЦ “Европейский”. Когда водитель автобуса получает больше, чем профессор – это говорит что-то об отношении к профессорам в обществе. После этой поездки, я решил, что мне нужно найти способ уехать работать за границу.

Аспирантура у меня была одновременно в Москве и Лионе. И диссертацию кандидатскую я защищал одновременно там и здесь через видео конференцию. Я получил диплом кандидата физмат наук и диплом Ph.D. Мне сразу же предложили контракт в парижской обсерватории на три года. И я уехал туда через неделю после защиты. В России мне предложили стандартную ставку научного сотрудника с зарплатой 14 тысяч рублей в месяц, в МГУ.

3/5 Чем сейчас занимаются победители школьных олимпиад 90-х?

С младших классов я хотел стать хирургом. В детстве смотрел сериал "Скорая помощь" – как самоотверженные хирурги спасают жизни. Мне казалась профессия врача настолько возвышенной: ты совершаешь подвиги, и это часть твоей работы. Розовые очки слетели на старших курсах. Выяснилось, что за этим героизмом стоит порой склочный коллектив, личные качества отдельных докторов. Сверху вода, красиво, пляж; а поплывешь — камни брюхо царапают. Увы, современная действительность такова, что хирурги особо никому не нужны, оперирующие — тем более. Нужны хирурги, которые очень хорошо подчиняются и работают с бумагами. Один раз мне старший товарищ объявил: «Зачем тебя учить? Чтобы ты мне конкурентом был? Чтобы не я эти операции делал, а ты их на себя взял? Зачем мне это нужно?». В фильмах и мемуарах всё красиво, героично и благородно. А в жизни — львиная доля пациентов бомжи, люди, которые очень негативно к тебе относятся, асоциальные лица, которые хамят, оскорбляют и даже унижают. Это во всем мире.

Как и все врачи, я спасаю жизни, как бы пафосно это ни звучало. Но больше всего я помню один случай. Я работал хирургом в областной подмосковной больнице: голодный, вспотевший хирург в мятом хиркостюме — обычный серый специалист. К нам поступила женщина, оперировал заведующий. Мы обнаружили закупорку сосудов, питающих кишечник. Это смертельно в условиях районной больницы: обычно операция заканчивается, пациент обезболивается и в течение суток-двух умирает. Я возразил — давайте попробуем тромб убрать. У меня не было опыта, у больницы — оборудования. Заведующий отказался оперировать, сказал: «Я дам тебе ассистента – ты берёшь всю ответственность на себя и оперируй, если хочешь».

У этой женщины была дочка-первоклашка. Я до сих пор её помню: глазки, косички. Простая семья, женщина — продавщица в магазине. Я попросил сестер устроить на пару дней какую-то палату для девочки, потому что жить ей было негде, у неё только мама. Не в детдом же сдавать. И вот она подходит ко мне перед операцией и с совершенно серьезными глазами берет за халат: “Доктор, а это правда, что мама умрет?” И как-то у меня это засело в голове. В медицине жесткая субординация, почти военная, но глаза этой девочки мне позволили настоять на своем, жестко нарушая правила.

Я прооперировал, и женщина выжила. Какое-то время я ежегодно получал от нее на день рождения открытки, они приходили в больницу, я уже не работал там, а они всё приходили. Она была очень бедной женщиной, но подарила мне, как теперь говорят, взятку. Маленький дешёвый трехзвездочный коньяк. Он до сих пор у меня дома стоит в серванте на самом видном месте, нетронутый, уже больше 7 лет.

Этот случай напоминает мне о том, что не зря я у кого-то тогда отнял победу, поступил, закончил, учителя не зря на меня потратили силы, и, может быть, я все-таки правильно выбрал свою специальность.

4/5 Что бывшие победители школьных олимпиад думают про образование в России?

В последние несколько лет у меня было ощущение, что в России всё начинается, что люди справляются со всеми препонами, что происходит возрождение образования и просвещения, не смотря ни на что. Но в последнее время повестка довольно пессимистичная. Дело даже не в том, что кто-то мешает заниматься наукой. Дело в том, что у учёных ощущение дикой нестабильности. Совершенно непонятно, что будет завтра. Вот реформа РАН. Что дальше?

Законодатели и власть ведут себя так, что мы каждый день просыпаемся и обнаруживаем какие-то неприятные новости. Как, например, с фондом “Династия”. Благодаря “Династии” многие молодые ученые не уехали. Они остались, поскольку получали стипендии фонда. Это была “дорога жизни”, потому что аспирантская стипендия у нас в стране 1500 рублей уже много лет. Понимаете, в какой-то момент мне казалось, что наверху существует разброд и шатание: не понимают, что им делать с академией наук, с образованием... Но последнее время всё сильнее ощущение, что это осознанное вредительство. Сознательное разрушение всего лучшего, того немногого, что есть. Учителей, к примеру, задушили отчётностью. Бюрократическая отчетность учителей в России максимальная в мире, согласно последнему мировому рейтингу (TALIS). Сейчас происходит массовый уход учителей в частное образование. Мне известно, что в ближайшее время будут открываться частные школы, нацеленные на подготовку к зарубежным университетам.

5/5 Что победители школьных олимпиад 90-х думают о России?

В начале научной работы в России было разочарование: у тебя есть какие-то амбициозные планы, проекты, а ты не можешь купить реактив. Не можешь купить реактив! Когда я попала за рубеж, было, напротив, очарование. Но конкуренция там очень жесткая, поэтому заниматься наукой там в каком-то смысле ничуть не проще. Но там ты больше занят сутью дела, а не закупками, отчетами по грантам. Многие, кто работает в России, просто не выдержали бы. Как правило, зарубежных ученых отличает ещё и отсутствие пафоса. В России очень важен статус, количество перьев, регалий, важно, чтобы тебя уважали и уступали место. А там — нобелевский лауреат совершенно спокойно может сидеть с тобой на одной ступеньке и разговаривать. И его это абсолютно не “обламывает”. Вот это поражает: открытость.