НОВАЯ TERRITORIЯ
Давно хотели начать разбираться в современном театре? Для вас подборка вопросов, подготовленная совместно с XI Международным фестивалем-школой современного искусства TERRITORIЯ.
7 вопросов
1. Что такое современный театр?2. Существует ли сегодня единое мировое театральное пространство?3. Как сегодня меняется театральное образование?4. Каких режиссеров можно назвать ключевыми фигурами российского современного театра?5. Должен ли человек иметь подготовку для того, чтобы понимать современный театр?6. Какую роль играет театр в современном обществе?7. Может ли отношение к современному театру служить показателем уровня свободы в обществе?

Есть общепринятая точка зрения, что то, что мы сейчас называем «современным театром», началось в начале XX века, когда у нас появился термин «режиссерский театр». Тогда возникла фигура режиссера, который является полноценным автором, руководителем творческого процесса. С одной стороны, вроде бы, кажется, что это так. А с другой стороны, мне кажется, – сегодня уже ситуация немного другая. Так происходит не всегда и не везде, хотя есть понимание профессии режиссера как чего-то отчасти даже тоталитарного: это человек, который делает всё, отвечает за всё и говорит всем, как и что.

Опыт показывает, что есть режиссеры, которые всё это классно делают и контролируют весь процесс – делают так, как они должны делать. Но лично мне интересней, наоборот, создание не закрытой структуры. Закрытая структура неминуемо взорвется, это рано или поздно произойдет: режиссерские театры рано или поздно коллапсируют. Мне как раз важно и интересно пробовать создавать открытые структуры, структуры, не замкнутые на мою личность как автора. Мне кажется, что режиссер сегодня – это, может быть, просто-напросто человек, который организовывает встречу. Организовывает встречу актера с текстом, актера со зрителем, зрителей с текстом, зрителей с художником. Вот это сегодня мне кажется интересным. Возможность создания коммуникаций, новых связей, которые вот не существовали, а раз – и внезапно появляются. 

2/7 Существует ли сегодня единое мировое театральное пространство?

Да, существует. Но это как мировая экономика -- обычным людям важно, какая экономика у них за углом, на соседней улице и в их городе, а глобальные процессы их ежедневно не волнуют. Но сказать, что они не зависят от глобальной экономики, нельзя. Если только они не живут где-то в глухой тайге. Так и театр. Значимо влиять на локальное можно только зная глобальное. В этом и есть задача фестиваля -- проявляя мировой контекст и знакомя с ним, делать наш театр интереснее и содержательнее.

3/7 Как сегодня меняется театральное образование?

Актеров всегда учили выстраивать контакт со зрителем, потому что настоящий театр, возвращаясь к русской традиции, это когда мы сели с Вами на кухне, выпили немножечко, закусили огурчиком, национальными всеми вещами и поговорили на темы, которые нам интересны, глядя глаза в глаза. Вот это и есть настоящий театр: когда я говорю и Вам интересно. На самом деле это лежит в структуре правды той жизни, о которой говорит Станиславский. Того формализма, который исследовали в театре, не существует и никогда не существовало. Просто шел поиск новых форм этого диалога. Конечно, научить этому диалогу невозможно, как невозможно и разучить. Тебе или интересно, или неинтересно, это и есть современное актуальное искусство. Этот диалог всегда есть и будет.

В образовании этот диалог между человеком и человеком будет обязательно. Как минимум, есть учитель, который учит, как слушать и видеть, и показывает сам, как нужно слушать и видеть. И в первую очередь образование зависит от учителя, от того, какова его личность.

Современный театр требует новых подходов, потому что он уже выходит за рамки театра в общепринятом смысле. Иногда он становится больше даже визуальным, иногда режиссер превращается просто в аранжировщика. И в этой ситуации актуализируется вопрос о качестве актера, потому что в театральной среде очень важен качественный актер. Сейчас существует такая проблема, что многие немножко увлеклись формой, в то время как нужно развивать внутреннюю, человеческую сторону. Но понятно, что делать это мы не можем так, как раньше, потому что сейчас другое время. Сейчас время, когда информация приходит через другие категории. И здесь мы снова возвращаемся к личности педагога. Педагог сейчас не может только говорить «читайте книжки»: никто не будет читать книжки, потому что и так много информации. Каждый приходит к книге, которая ему нужна.

Я не побоюсь сказать, что ответственность, в первую очередь, лежит на старшем поколении, которое не дает опоры своим ученикам. Иногда можно услышать что-то вроде: «Вот, я еще в 1812 году это делал…» Да всё поменялось! Существует проблема подготовки. Часто люди не хотят знать языки, не хотят читать литературу на других языках, не хотят обращаться к каким-то поискам, хотя бы в области психологии. А это важно, потому что я считаю, что Станиславский построил всю эту систему и что она должна развиваться. Если кто-то говорит о несовременности Станиславского, напомню, что он, например, хорошо был знаком с практиками йоги. Безусловно, Станиславский есть опора в этом во всем. Абсолютно широкий человек.

Еще раз: личность педагога в образовательном процессе очень важна. Личность – это не орать на студента, а прийти, вот таким большим, разнонаправленным, объемным… Затащи его, покажи, что можно по-другому жить, что можно применять какие-то технологии, и покажи, как это делается! Потом ты заставляешь его создавать на основе этих известных вещей рисуночек, такие вот копии картин. Потом ты заставляешь найти новое направление. Потом ты заставляешь убить своего учителя внутри себя для того, чтобы создать нового. Поэтому здесь важно, – если мы хотим, чтобы что-то процветало, – в первую очередь обратиться к взрослому поколению, а не к юному. 

4/7 Каких режиссеров можно назвать ключевыми фигурами российского современного театра?

Когда называешь конкретные имена, кого-то важного все равно забываешь. Назову двух важных молодых участников Территории -- Тимофея Кулябина и Дмитрия Волкострелова. Один работает как бы внутри театра, параметры которого понятны зрителю: классические сюжеты на большой сцене с интересными актерскими работами, при этом режиссёр делает актуальный, сегодняшний и увлекательный театр. Второй исследует театральность современности как бы вне рамок обыденной театральной практики -- в других пространствах, лишая театр то одного, то другого из его привычных измерений. Думаю, что это два важнейших пути, и каждым из них идут многие молодые, за которыми -- будущее.

5/7 Должен ли человек иметь подготовку для того, чтобы понимать современный театр?

Мне кажется, у зрителя должно быть только одно умение, да и не только у зрителя, но и у человека вообще. Это очень непросто, это далеко не у всех получается (и у меня не всегда получается!), но это важно. Речь идет о внутренней готовности к новому и неизвестному.

На самом деле к этому невозможно быть готовым, но уже мысль о том, что я могу быть готовым к чему-то неизвестному, мне кажется, уже многое дает. И эта идея, в действительности, очень жизненна, потому что мы же не знаем, что день грядущий нам готовит. Так же и с театром. Я понимаю людей, которые приходят в театр и оказываются глубоко потрясены происходящим, задаются вопросами: «Зачем это происходит? Мы пришли в театр, но где театр?» Такие люди часто, конечно, хотят просто прийти и получить что-то уже им заранее известное, хотя бы здесь, в театральном пространстве. Но, мне кажется, не в этом смысл и задачи театра.

6/7 Какую роль играет театр в современном обществе?

Театр – это пространство диалога, всех со всеми. И, как мне кажется, самое главное – это то, что мы создаем новые связи, строим какие-то новые мосты. Это не меняет мир, но делает его более открытым, чуть более понимаемым. Мне кажется, что театр – это инструмент познания сегодняшнего мира, понимания себя в сегодняшнем мире, понимания других людей в сегодняшнем мире. Я не имею в виду, что театр отражает современность. Маяковский говорил, что театр – это не отображающее зеркало, а увеличительное стекло, но для меня важно не отражение или увеличение, а познание. С помощью театра можно понять что-то про сегодня. И про другого. И про себя.

7/7 Может ли отношение к современному театру служить показателем уровня свободы в обществе?

Отношение к театру – это показатель всего - и экономики, и политики, и свободы. Театр является некой лакмусовой бумажкой, которая определяет все процессы в обществе. Театр – это большое зеркало, в которое смотрит общество. Если что-то не нравится в театре, то это надо говорить не о театре, а о том, что «Калибану не нравится собственное отражение».