Русский рок — умер?
Какие отечественные группы, на ваш взгляд, самые недооцененные?
Почему музыканты никогда не начинают концерты вовремя?
Какое влияние наркотики оказывают на творчество?
Как вы считаете, должны ли музыканты в своем творчестве выражать собственную политическую позицию?
Формат музыкальных альбомов себя изжил?
По какому принципу музыканту объединяют те или иные песни в цельный альбом?
Как эволюционировал ваш музыкальный вкус?
Что чувствует музыкант, исполняя песни в тысячный раз?
Что отличает «фундаментальную» музыку от «второстепенной»?
Следите ли вы за современной музыкой: можете ли что-то посоветовать?
Как взаимоотношения складываются между музыкантами внутри этой индустрии?
Как выглядит процесс творчества у музыкантов?
Как вы оцениваете то, что создание и распространение музыки становится доступным практически каждому?
Как вы относитесь к свободному распространению вашей музыки в интернете?
Зачем вообще люди занимаются творчеством?
В чем заключается самая большая радость в жизни?
17
вопросов
Найк Борзов
Музыкант размышляет о том, чем чреваты частые полеты верхом на звезде, что мешает трезвому музыканту выйти на сцену вовремя, и о том, что делать, если вдохновение настигло вас в самом неподходящем месте
Русский рок — умер?

Это мнение с одной стороны. Есть взгляд с другой стороны — во всем мире идет новая волна рок-музыки, а у нас… мы чуть-чуть отстаем, «подвисаем», скажем так.

Я думаю, в нашем случае стоит ждать того же возрождения. Как только люди перестанут думать только о себе, и начнется некое меценатство, когда люди начнут вкладывать деньги «как бы» в убыточные проекты, которые просто работают на культурное воспитание нации. Условно, например, человек купит радиостанцию и будет крутить там весь андеграунд, который существует и существовал. Насрать на формат, насрать на деньги, просто туда будет вкладывать до определенного момента. У нас ведь что по телевизору показывают, то и популярно. Был «A-One» рок-каналом — был рок по всей стране. Стал каналом про рэп — везде рэп. У нас такая история. Что навязывается, то и едят. Есть монополизация всего медийного пространства определенными направлениями, и как будто ничего другого не существует. И люди так и считают, потому что телевизор — это уже как член семьи. Ему все верят, воспринимают его. Человек, как только приходит домой, сразу включает телевизор, он у него работает постоянно, даже если он его не смотрит. Это о многом говорит. На подкорке это очень круто откладывается. Человек уже воспринимает мир таким, каким он его видит и слышит по телевизору. Выходя на улицу, человек начинает играть в GTA. Сейчас мы получаем новое поколение, которые не выходит из дома.

Ну либо сотрется планета Земля, человечество и начнется все по новой. Не знаю, как должно все начаться. В принципе, учитывая, что наша формация не научилась ни на секунду продлевать жизнь, а научилась круто убивать разными способами друг друга, то, наверное, мы заслужили такого конца. Я не берусь утверждать, тем не менее, мне кажется, сейчас будет серьезный разворот, поворот, катаклизм — не знаю, как еще это назвать. В общем, еще пару лет, и все может кардинально измениться. 

Какие отечественные группы, на ваш взгляд, самые недооцененные?

Из наших… Какая-нибудь «Поп-механика», «Гражданская Оборона», «Звуки Му», «Братья по разуму», «НИИ Косметики». Очень много коллективов, которые не имеют никакой значимости для большинства россиян, и даже некоторым интересующимся русским роком эти имена ничего не говорят, для них они не имеют смысла. У нас нет истории, нет такой линейной культуры, связи поколений между собой. Хотя, в принципе, есть очень много интересных групп, которые действительно внесли вклад в музыку на мировом уровне и вполне адекватно звучат/звучали по сравнению со своими коллегами из других стран.

Кому-то из них не хватило желания, кому-то силы воли. Кто-то сдулся — алкоголь, наркотики. Обычные истории людей, которые иногда опережают время, иногда находятся не в своей тарелке. Им просто нравится творить, а вся это история вокруг им совершенно неинтересна, они считают ее «лишней». По разным причинам люди не добиваются успеха. Но не это главное, собственно говоря. Главное — оставить какой-то след, мне кажется. Все равно история развивается, и иногда появляются такие вещи, которые являются прямыми отсылками к тем хорошим вещам, и тут люди начинают интересоваться. Посмотрим. В российской музыке не так уж много происходит. У нас, в основном, начиная, условно, с нулевых годов все пытаются подстроиться под уже существующие форматы. И уже 15-20 лет ничего не меняется. Это все не вызывает интереса. Грубо говоря, настолько много всякого неинтересного, что копаться там, чтобы вытащить что-то интересное, не хочется. Потому что масса неинтересного перевешивает. Неинтересного — это я мягко выражаюсь.

Раньше, условно, в 1990-е была очень мощная андеграудная сцена, и к концу 1990-х она выползла на радиостанции, и в топовых хит-парадах первые пять мест были занята рок-исполнителями, которые недавно были андеграундом. Это было здорово. Но в те же 1980-е, 1990-е начался момент отсутствия контроля, и полезли «грибы», которые люди «едят» не чтобы насытиться, а чтобы выйти на новый уровень.

Почему музыканты никогда не начинают концерты вовремя?

Часто это зависит не от самих музыкантов. То есть это не потому что мы там опаздываем, забиваем, так сказать, болт на своих поклонников, или относимся к ним как к дойным коровам. Нет, совершенно не поэтому. Просто, например, если это клубное выступление, часто все зависит от каких-то внешних факторов — например, идет ливень, а билетов продано большое количество, и понятно, что зал не набирается ко времени выхода, люди задерживаются на пятнадцать минуть, на тридцать, бывает, на час. Сами организаторы концерта нас ставят перед фактом, что, вот, «начинаем попозже». 

А на самом деле мне лично всегда прикольно выходить вовремя, именно когда вот уже готов. Ждать не очень нравится, не люблю, когда это происходит — поскольку запал, что ли, теряется какой-то. Поэтому, например, я не очень люблю фестивали — часто там смещается расписание, группы сдвигаются, технические проблемы, например, возникают, и люди вовремя не успевают перетыкать шнуры и прочее. Из-за этого все может очень круто сдвинуться. Приезжаешь за час до своего выступления, и тебе приходится еще минут сорок-час ждать, пока все отвыступают. 

А бывают группы, например, которые редко выступают и которых со сцены не сгонишь — они за это выступление пытаются всю свою информацию до людей донести за раз. Даже комические иногда ситуации складываются, людей не могу согнать со сцены. На моей памяти такое случалось несколько раз, один раз даже на «Нашествии». Не буду называть этих людей, хотя они всем известны, на всех рекламных плакатах недавно висели.

В общем, задержка начала выступления — это не то чтобы была чья-то вина, это стечение обстоятельств, некий форс-мажор. Но, часто музыканты в этом меньше виноваты. А бывают такое, что просто доехать невозможно, пробки в городе, например, а это вечернее мероприятие и гостиница далеко. Поэтому у меня в гастрольном райдере всегда крупными буквами написано, что гостиница должна быть в радиусе какого-то количества метров от площадки, чтобы по возможности избежать этих пробочных моментов. Стараемся все делать по расписанию.

Какое влияние наркотики оказывают на творчество?

Все это весело — до определенного момента. А в какой-то момент становится не очень. Потому что ты становишься частью этого — не «это становится частью тебя», а именно «ты становишься частью этого». И от этого становится очень грустно, люди пытаются соскочить, но, как правило, соскочить не получается, потому что вокруг много раздражающих факторов сразу появляется, и всё — передозняк.

Разницу между теми, кто не переходит границу, и теми, кто становится частью этого, определяет понимание того, что все эти механизмы, все эти истории, все эти вещи — они в тебе есть в принципе. Это просто вызывает в тебе работу некоторых механизмов, на которые ты, возможно, не обращал до того внимания. Чаще всего это является неким проводником для запуска этих механизмов, но в большинстве случаев это сводит людей с ума. То есть нужно быть очень крепкой личностью, чтобы все попробовать и не стать частью этого. Нужны мощный стержень и серьезные корни. Чтобы быть сильной личностью, нужно обладать уверенностью, стремлением развиваться — всё это можно набрать со временем. В первую очередь нужно иметь желание, и, соответственно, начинать делать шаги. Как известно, от желания до начала действия, бывает, целая жизнь проходит, и не хватает ее. Это очень важно — сделать вовремя какие-то шаги. Потом механизм запускается, и оно само по инерции уже работает.

Как вы считаете, должны ли музыканты в своем творчестве выражать собственную политическую позицию?

Никто никому ничего не должен. Если музыканта это волнует, он может это выражать, он такой же обычный человек, как и все. Может собирать и ходить на демонстрации. Это его личное дело. Может спеть об этом песню, никто этого не запрещает.

Если не получается писать какие-то такие конструктивные песни, которые сами по себе являются позитивными, светлыми, наполняющие светом людей, то тогда надо прямолинейно говорить о том, что ты чувствуешь, о том, что тебя не устраивает. Разные способы есть, как людей настраивать на тот или иной лад. 

Мне лично не нравится бытописательство, я не фанат писать прямолинейные тексты не в бровь, а в глаз. У меня есть для этого проекты типа группы «Инфекция». Но в своих сольных пластинках я больше на романтизме. То, что мне ближе всего. Такой «Неопсиходелический неоромантизм». 

Формат музыкальных альбомов себя изжил?

Во всем мире наблюдается тенденция, что виниловых пластинок за 2015 продано больше в совокупности, чем на любых других носителях, включая интернет-продажи. Так что в мире тенденция к альбомам в целом снова разворачивается, люди покупают альбомами, я сам покупаю в интернете альбомами. Ту группу, которую хочу иметь у себя в плеере, например. Ну и винил покупаю, если есть возможность. Потому что, как правило, очень много редких групп, таких, которые в обычных ширпотребных магазинах не продают винил, и их сложно найти — либо в другой стране, либо заказывать нужно. 

У нас в принципе народ не воспитан платить за интеллектуальные вещи, это всегда воспринималось как что-то естественное, как воздух, то есть вот оно есть и, значит, за это платить не надо. Тем не менее, возникают процессы, регуляции, законы, утверждающие, что интеллектуальная собственность все же является собственностью. Такой же, как квартира, дома, земля, самолет. То есть все это создано, люди вложили в это труд. В России сейчас в основном покупают песнями. По одной, по две максимум. 

У нас все волнами. Сейчас так, завтра по-другому, поэтому я совершенно не переживаю на эту тему. Считаю, что все временно, все проходяще, и не имеет смысла глубоко заморачиваться на предмет таких вот проблем. Никто с голоду не умирает, и нормально.

По какому принципу музыканту объединяют те или иные песни в цельный альбом?

Чаще всего это просто те песни, которые пишутся с момента окончания записи предыдущего альбома до начала записи следующего альбома — в этот период пишутся песни, которые формируют твой следующий, будущий альбом. 

Но все отбирают песни по разным критериям. «Молекула» вообще состоит в основном из старых песен, там две всего новые. Отобрал я их потому, что это акустическая пластинка. В акустике переиграны разные мои шлягеры с разных альбомов. А другие две я вставил, потому что в электрических альбомах они не находили места, а в акустике они прозвучали прям идеально, хорошо легли.

Как эволюционировал ваш музыкальный вкус?

В детстве, когда я лежал в коляске, у меня лежал маленький монофонический магнитофончик, и там играли Rolling Stones (единственная их пластинка, которая нравится мне с раннего детства, это Satanic) и Битлз — их тоже с детства включали, потому что, в принципе, там что у Wings, что у Beatles в любом альбоме очень позитивная и светлая музыка. Jefferson Airplane мне нравились, «Сюрреалистическая подушка» — вообще одна их моих любимых пластинок. Песня про Белого кролика — это моя детская песня, она мне дико нравилась, особенно то место, где королева приказывает голову оторвать.

Еще у нас была радиола большая, ящик с четырьмя ножками. Когда родителям надо было чем-то заняться, меня мама прислоняла к радиоле, я за нее ухватывался двумя руками, мне настраивали классическую волну, где играла разная симфоническая музыка, и я мог сутками стоять и слушать. Это было когда я еще ходить не умел.

Мама меня часто возила на всякие оперы, и мне очень нравится опера до сих пор. Оперетту вообще считаю одним из высших видов искусства, соединяющим в себе практически все основные виды искусства сценического. Театр, танец, пение... Сцена все время меняется, это очень глючно выглядит. Такая музыка мне до сих пор нравится. Монументальная. Хотя в этом должна быть доля юмора, конечно.

Что чувствует музыкант, исполняя песни в тысячный раз?

Я не исполняю одну и ту же песню два раза в одном концерте — такое было, может, за всю мою историю пару раз — и я совершенно не парюсь насчет исполнения в пятитысячный раз одной и той же песни, меня это совершенно не обламывает. Если людям это приносит радость и удовольствие, то почему нет? Мне нравится, когда люди радуются и получают удовольствие. И когда им это нравится, и когда они дают в ответ столько положительных эмоций. 

Это такой энергообмен. Мне нравится, когда людям хо-ро-шо. Когда им хорошо, и они не думают о каких-то проблемах, тогда, в общем-то, и жить становится прикольнее всем. И мне тоже.

Что отличает «фундаментальную» музыку от «второстепенной»?

Мне больше нравится строить, и чтобы это потом стояло и радовало людей. А вот по-быстренькому замутить потемкинскую деревню сейчас, в данный момент, чтобы послезавтра там все развалилось — это не очень интересно. Мне даже времени жаль на это тратить. Я понимаю, что это не очень сложно, примитивно и т.д., и, в общем-то, можно взять и наделать этих шлягеров безумных и кататься по всей стране, стадионы собирать. Но что-то у меня к этому не лежит.

В фундаментальной музыке должно быть содержание. Сочетание всего. Это должно вызывать и уносить, менять сознание у людей обязательно. Запускать в человеке какие-то новые или старые механизмы, которые запускают те же наркотики. Музыка должна работать как наркотик. А если этого нет… ее надо много-много-много раз прокутить, и тогда, в принципе, даже лошадь может запеть. 

Следите ли вы за современной музыкой: можете ли что-то посоветовать?

Я слежу, когда время есть. В последнее время очень много гитарной музыки слушаю современной. Но российскую — мало. Из «нашего» в голову приходит группа «Stoned Jesus», но она украинская, не русская. Ничего так ребята рубят, играют неплохой стоунер. Это первое, что вспомнилось. Есть еще питерская группа «Электрические принцессы» — альбом записали новый, но его правда пока еще никто не слышал. Среди рока в классическом плане мне нравится группа LORI! LORI!, у них есть несколько прикольных песен. Мы играем в одной группе с Машей. Из московских групп Killer Honda хорошая, психоделический гаражный рок.

За рэпом не очень слежу. Рэп скучный. Не вижу в этом ничего интересного для себя. Мне нравится Beastie Boys группа — это для меня вышак, соединение рока, рэпа, стёба и серьезности одновременно. Wu-Tang Clan, Snoop Doggy Dogg из попсовых нормальный в рэпе. Cypress Hill местами. Rage Against the Machine c Public Enemy тоже, в принципе, неплохой проект. Но мне нравится больше неклассический рэп, наверное. А наш рэп я вообще не воспринимаю. Люди бубнят себе под нос, я вообще не понимаю, что они там говорят чаще всего. Нет такого «объема», как у негров, губастого такого произношения, жирного. Не качает, к сожалению. Но вот «Кровосток» ничего были поначалу — в записях. А на концерте я был, и совершенно не понял ни одного слова. Грустно смотреть. Люди знают текст и они реагируют, потому что альбом слушают. Но в зале вообще ничего непонятно было. Недавно был на Нойзе, тоже ни одного слова не понял, хотя он парень талантливый. 

Как взаимоотношения складываются между музыкантами внутри этой индустрии?

Да отличные. Происходят коллаборации. В моей концертной группе состоят люди, у которых есть свои сольные проекты интересные или еще какие-то группы дополнительные. Грубо говоря, даже все мои сайд-проекты я делаю с музыкантами, которые тоже являются творческими интересными единицами сами по себе, имеющими и пишущими отличные песни, играющими отличную музыку. Поэтому мне с ними интересно что-то делать, это как родственные души — в моем случае, по крайней мере; не знаю, как у других, но вот та же группа «Би-2» постоянно устраивает какие-то коллаборации с исполнителями. «Дельфин» тоже сейчас периодически подтягивает к себе музыкантов из разных групп типа «Мои ракеты вверх» .

Это нормальный инфообмен без всякой там зависти, ненависти и прочих подстав — но, например, в мире поп-музыки такое есть, наверное. Я вообще далек от всего этого, не интересуюсь. Но говорят, шоу-бизнес это какая-то отвратительная вещь, хотя я, честно говоря, не знаю, почему. У меня просто свой шоу-бизнес, наверное. Своя модель.

Как выглядит процесс творчества у музыкантов?

Всегда по-разному. Вдохновение может прийти вне зависимости от места, есть инструмент под рукой или нет ничего рядом. Если, условно говоря, руки заняты — использую диктофончик и просто записываю на него. Всё, что угодно может вызвать во мне вдохновение. Но для вдохновения нужно погрузиться в себя, абстрагироваться от всех факторов. Наверное, это больше способствует творчеству, нежели суета вокруг.

Содержание и форма в музыке должны сочетаться. И текст, и аранжировка, и музыка, и смысл, и драйв и атмосфера. Всё очень важно, и не учитывать что-то из этого, не играть с чем-то из перечисленного — это, собственно говоря, все равно что использовать свой мозг не на все 100 процентов. 

Как вы оцениваете то, что создание и распространение музыки становится доступным практически каждому?

Когда очень мало других источников информации для того, чтобы показать что-то интересное, мне кажется, это чудесно — что можно вот так спокойно взять и выложить то, что ты делаешь. Я понимаю, что информационное пространство часто засирают не очень прикольными вещами. Тем не менее, мне кажется, что те, кто воспринимает все подряд и не умею фильтровать, те и без интернета жрут все подряд. Их убедить ничего не стоит, поэтому пропаганда очень хорошо работает. 

И во времена Beatles было полно разных групп, и похожих на Beatles. Но тем не менее, ярких исполнителей было немного, либо они быстро заканчивались, прекращали деятельность. Так же, как и сейчас. То есть ничего не меняется, разве что люди немножко меняются, и все. А так все то же самое. Талантливое — пробьется, а неинтересное и будет на уровне неинтересного. 

Как вы относитесь к свободному распространению вашей музыки в интернете?

Надеюсь, в человечестве победит здравый смысл. Мы реально займемся собой. Каждый лично, начиная с самого себя. Я бесплатно выкладываю свои новые релизы на стриминговых раздачах, плюс также это продается в iTunes и т.д., и в принципе, кто желает, тот платит, кто не желает — слушает ВКонтакте. Кто хочет, покупает винил (я выпускаю все — и CD, и винил, и бесплатно в сети выкладываю, то есть совершенно не ограничиваю людей в их выборе, наоборот, даю как можно больше возможностей). Человек один раз бесплатно скачал, второй, третий, а на четвертый ему станет стыдно. Прочитает статью о том, что люди вкладывают по несколько сотен тысяч в запись этих альбомов, и тогда человек изменится. Даже если один из тысячи это сделает, это уже положительный момент. 

Я считаю, положительное, конструктивное направление движения общее для человечества должно потихоньку выстраиваться, и в какой-то момент критическая масса перевалит, и это станет естественным. Такое вот отношение нормальное. Я не знаю, какая система ценностей будет в ближайшем будущем, будут ли деньги вообще иметь значение через 10 лет. Это неважно. Тем не менее, все к лучшему, все перемены к лучшему. И все так, как должно быть, я так считаю. И мы можем это менять — все очень подвижно.

Зачем вообще люди занимаются творчеством?

Чтоб скучно не было, наверное. С ума не сойти. Потому что могут. Хотят. Чувствуют, что так надо делать. По разным причинам. Кто-то хочет заработать. То есть это видно по тому, что люди делают. Кто-то хочет мир изменить. Кто-то политические заявления делать. Это интересно. Мы живем в очень насыщенное время. Несмотря на то, что кажется, что ничего не происходит, что рок мёртв, кризис. Нет, на самом деле все ништяк, очень много интересных моментов, просто это не на поверхности, в этом даже есть некая прелесть, потому что это является неким эксклюзивом, и для того, чтобы это найти, нужно немножечко постараться. Нужно перейти на новый уровень, чтобы начать получать правильную информацию. Для этого нужно голову поднять немножко, плечи расправить. Не быть рабом. Для того, чтобы воспринимать творчество и самому им заниматься. Смысл жизни людей в том, чтобы созидать, а не в том, чтобы выживать.

В то же время саморазрушение — необходимая вещь для того, чтобы чувствовать какой-то бит, быть на грани. Это необходимо, наверное. То есть я не могу себя без этого воспринимать. Саморазрушение для меня — это естественный процесс. Мы все живем свой затяжной прыжок от рождения до смерти, но тем не менее мы падаем, и разрушение начинается с первых наших секунд появления на этом свете — кислород сразу начинает нас окислять.

В чем заключается самая большая радость в жизни?

Это любая мелочь может быть, совершенно не зависит от «глобальности» какого-то события. Песню классную написал, с Викой классно время провели, книжку классную прочел, мысль забавная пришла. Любая мелочь: солнечный денек, лето вот не кончается никак, кажется, что оно так будет вечно, я даже не хочу думать, что оно закончится, например, а когда придет другое время, я буду радоваться тому, что все изменилось. То есть это зависит от данного конкретного момента.

Эти мелочи в конце концов становятся глобальным тобой. Как ты мир воспринимаешь, таким ты и становишься. Умеешь радоваться мелочам, маленьким деталям, маленьким моментам, то это становится тобой. И это накопление идет очень быстро, просто нужно научиться это делать, а это самый сложный момент. Надо научиться не реагировать на раздражающие факторы, искушения. Искушение позлиться, ненависть, злоба, злопамятность. Это нужно исключить. Потому что даже если человек сделал тебе плохо, и ты будешь держать на него злобу, это будет разрушать только тебя. Этот человек уже давно забыл об этом, ему совершенно наплевать, то есть ему от твоей злобы… никак. А ты будешь разрушаться, будешь становится хилым, чахлым и в конце концом станешь параноиком, больным, а возможно и хуже. 

Всё как снежный ком растет. Так же если в другую сторону развернуться и начать собирать звёздочки разные с небосклона — раз, и корзиночка-то собралась.