«Каменный цветок» Василия Коноваленко
Эта подборка о великом художнике советской эпохи,скульпторе-камнерезе Василии Коноваленко, участвовавшем в зарождении неофициального искусства. Увидеть его работы вы сможете на выставке в Музеях Московского Кремля «Во власти камня» с 1 июня по 31 августа.
6 вопросов
1. На каких русских ювелиров-камнерезов стоит обратить внимание, кроме Фаберже?2. Что сейчас происходит с камнерезным искусством в России?3. Почему важно знать работы художника Василия Коноваленко?4. Как атмосфера «неофициального искусства» отразилась в работах художника Василия Коноваленко ?5. В каких условиях работал художник Василий Коноваленко ?6. Почему многие художники СССР в 1980-х годах эмигрировали в США, как, например, Василий Коноваленко?

На всех отечественных ювелиров стоит обращать внимание. Фаберже не работал один, не создавал в одиночку знаменитый «русский стиль» ювелирного искусства ХIХ-начала ХХ столетия. Стиль создавался целой генерацией художников-ювелиров, которые работали одновременно с ним. Часто пишут об особенном русском чувстве, поэтичности, которая присуща многим работам Фаберже и его современников, к числу которых можно отнести П.А. Овчинникова, И.П. Хлебникова, Ф.И. Кехли, ювелиров семьи К.Э. Болин, О. Курлюкова. Что касается камнерезов, то надо говорить об Алексее Денисове-Уральском, Авенире Сумине и многих других. Наша ювелирная промышленность рубежа 19 и 20 веков была на большой высоте.

Особенное русское чувство – это то, что отличает работы наших мастеров. Это юмор, легкость, иногда и нота грусти – очень широкая гамма. Что же касается творчества Василия Коноваленко, возродившего традиции отечественного камнерезного дела, то он, будучи по образованию театральным художником, привнес в камнерезное дело размах, пространственность, многоречивость реквизита при замечательной технике, выделанности деталей. Я бы сказала, что российские мастера умели так преподносить свои сложнейшие произведения, что сложный, кропотливый труд в них не виден.

Отечественные мастера всегда очень ценились и получали награды и медали на всемирных художественных промышленных выставках. Карл Фаберже, например, участвовал во Всемирной художественно-промышленной выставке в Париже в 1900 году «вне конкурса», как Мэтр, и был награжден по ее результатам Орденом Почетного легиона – высшей наградой Французской республики. Его главный ювелир М. Перхин получил бронзовую медаль выставки. Фаберже работал для многих монархических дворов Европы и Востока. Были мастера, которые тогда даже больше порой ценились в некоторых видах и жанрах ювелирного дела. Например, ювелиры семьи Болин славились своими драгоценностями: роскошными коронами, диадемами и колье для августейших особ. Хлебников и Овчинников выпускали эмалевые изделия в русском стиле, фигуративное литье. Так случилось, что больше знают имя Фаберже, потому что в своем творчестве он объял все виды, жанры и направления ювелирного и камнерезного дела. И он оставил большее наследие

2/6 Что сейчас происходит с камнерезным искусством в России?

В России есть две главные камнерезные школы – в Санкт-Петербурге и в Екатеринбурге. Камнерезное искусство у нас на хорошем уровне, к нему есть внимание.

В Петербурге многие годы проводится выставка «Мир камня», в ее рамках в Манеже устраивали конкурс «Петербургский ювелир». В Петербурге любят камнерезное дело, там замечательные мастера: Сергей Фалькин, Антон Ананьев, Ярослав Ксенофонтов, Сергей Шиманский, Слава Тулупов и другие. Каждый из них славится чем-то своим: кто-то режет цветы, кто-то делает миниатюрную пластику. Коноваленко для них послужил связующим звеном с той давней дореволюционной традицией, то есть они пришли не на пустое место. Уже существовала камнерезная традиция СССР, поднятая Коноваленко практически из ничего.

Еще, конечно, Екатеринбургская школа. Стоит назвать компанию “Святогор”, которая работает с истинным размахом. В Иркутске также развивается школа. Прекрасная школа в Перми: там работает замечательный художник-анималист, мастер Анатолий Овчинников, правда он режет из мягкого камня. Андрей Ступаченко - хороший мастер-камнерез в Москве. Всех даже сложно перечислить.

Я считаю, наша школа сильная и едва ли можно с ней кого-то сравнить. Я не специалист по западному современному искусству, но думаю, что наши дадут 100 очков вперед. Это наша коренная тема. В России до революции работали крупнейшие гранильные предприятия, например императорские фабрики — Петергофская, Екатеринбургская, Колыванская шлифовальная фабрика. У Фаберже была мастерская скульптуры по камню, были кустари. Никто не мог конкурировать с нами.

Если кто-то хочет почитать и побольше проникнуть в тему камнерезного искусства, посмотрите каталог, подготовленный для выставки о Василии Коноваленко в Музеях Кремля в 2016 году. Читатель почерпнет информацию о традиции, о роли Коноваленко, в ее продолжении, там опубликованы избранные вещи Денисова-Уральского и К. Фаберже. Но если человек хочет углубиться в тему о русском камнерезном искусстве, то я бы порекомендовала и другой каталог: в 2011 году у нас была выставка в Успенской звоннице, которая называлась «Карл Фаберже и мастера камнерезного дела. Самоцветные сокровища России». Там представлены произведения, начиная с 18 века — шедевры Екатерингбургской и Петергофской фабрики, но в основном, в поле зрения находятся А.Денисов-Уральский и К.Фаберже. Впервые полностью на русском языке в этом каталоге опубликована вся серия «Воюющие державы», являющаяся примером созидательной фантазии и виртуозного мастерства российских камнерезов.

3/6 Почему важно знать работы художника Василия Коноваленко?

Василий Коноваленко сделал почти невозможное. В середине прошлого века практически в одиночку он возродил сложнейшую технику объемной мозаики из твердых самоцветных камней (яшмы, халцедона, родонита, лазурита), которой так славились русские камнерезы конца 19-начала 20 вв. 
 Подобные фигуры делали фирмы К. Фаберже и А. Денисова-Уральского. 
После революции традиция прервалась. Уральские коллеги справедливо говорят, что были эксперименты с объемной мозаикой на Урале — конечно, это каменный пояс, центр камнерезного дела. Были отдельные студенческие эксперименты под руководством мастера Татаурова, работавшего до революции на Императорской гранильной фабрике в Екатеринбурге . Это происходило в советское время после войны, что свидетельствует об огромной любви к камню: только прошла война, еще не восстановилось хозяйство, а на Урале уже открыли камнерезную школу, ныне Уральский техникум “Рифей”. Там Татауров со студентами делал объемные мозаики, но это и ограничилось студенческими работами. Коноваленко же на протяжении тридцати лет создал целую серию работ, насчитывающую многие десятки сложнейших в изготовлении скульптур.

Это было крайне сложно, никто его не учил. Коноваленко дошел своим умом и талантом – так бывает.

По образованию он художник-сценограф. Закончил художественное училище в Донецке. Будучи подростком, работал бутафором в Донецком театре. Он многое постигал в театре, где делал все – костюмы, сценические задники. Родился в простой семье в селе, ребенком рисовал угольками на беленой стене хаты. Получил правильное образование, родители увидели в нем жилку. В двадцать с небольшим лет выиграл конкурс в Мариинский театр. Работал там со знаменитым художником Симоном Вирсаладзе. Уйдя оттуда, стал самостоятельным художником театра с именем (прежде всего на Украине), стал ставить спектакли, такие как известный балет “Каменный цветок”. Увлекся структурой минералов и захотел сделать свой каменный цветок, как Данила-мастер. С конца 1950-х годов стал создавать самоцветные скульптуры (это когда каждая деталь — фигура, волосы, зубы — вырезается из отдельного камня и затем соединяется вместе); в Петербурге это называют блокированной скульптурой, на Урале — объемной мозаикой).

Это стало делом жизни, он ушел от сценографии и сосредоточился на создании скульптуры. Другая его заслуга в том, что он создал галерею образов, которая шла вразрез с руслом всего советского искусства. Ему удалось вне зависимости от обстановки создать те образы, которые были интересы ему лично.

4/6 Как атмосфера «неофициального искусства» отразилась в работах художника Василия Коноваленко ?

Важно, что вообще Коноваленко удалось творить вне официального русла. «Ликбез» — чуть ли не единственная работа, которая не противоречила идеологическим установкам. Она была приобретена в Гохран России, в нашу кладовую ценностей! Но даже в нее он вдохнул свои чувства, в ней нет официоза. Он с душой изобразил людей, которые пришли в Ликпункт – бывшую барскую усадьбу учиться — бородатого мужика в лаптях из кремня, бабу в тулупе с овчиной из гранита, босого парня с красными, натруженными крестьянскими руками из кварцита. Учит их раненый красноармеец. Коноваленко изобразил тяжелый, но романтический период советской истории, когда народу обещали коренное переустройства мира, и они, в свою очередь, хотели измениться сами, овладев грамотой. Другая работа, приобретенная в Госфонд – это композиция «Бражники», изображающая трех поющих мужичков с ковшом, в котором плещется пенная агатовая брага. Коноваленко очень любил народ и, как говорят, везде был своим — будь то Мариинский или Донецкий театры оперы и балета, или рыбалка с мужиками. Василий Васильевич изображал то, что было ему интересно — жизнь простонародья города и деревни (как и Карл Фаберже в свое время). Ведь Фаберже, хоть и являлся царским мастером, тоже делал и бабу из бани, и извозчика, и плотника. Это всегда нравилось августейшим особам, они говорили: «как аппетитно!» Коноваленко пошел по тому же пути, но его работы демократичнее по духу, потому что он был сам из народа, вот что важно.

Ему было сложно в период 1950-1970-ых годов, его критиковали за изображение жизни отсталой России. Один кандидат наук тогда сказал, что этот мастер показывает «старую лапотную Русь» вместо того, чтобы изображать мужественных рабочих и бодрых колхозниц. 
После выставки в «Русском музее» на Коноваленко завели уголовное дело, придрались к незаконному использованию драгоценных камней и металлов в кустарном промысле. Действительно, художникам-одиночкам нельзя было работать с драгоценными металлами. Только ювелирам некоторых национальных автономий это разрешалось. Михалков пишет об этом в своих мемуарах, что золота в работах было «всего ничего», и «полудрагоценные камни не под паркетным полом своей квартиры нашел». Ему помогали многие геологи, но использовать бриллианты и золото все равно было нельзя.


Василий Васильевич уехал в Москву, и дело закрыли за отсутствием состава преступления. Следующая выставка должна была состояться в Музеях Московского Кремля. Тогда даже издали открытки к выставке. Но в итоге власть решила, что художник искажает образ советского человека в своих работах.

Здесь соединились последствия уголовного дела и недовольство тематикой произведений. Ему намекали: «Сделай Ленина на субботнике». Коноваленко начал делать Ленина, чтобы ему не мешали работать. Но он вырезал только бревно, кепку и сапоги, образ так и не получился. Он не хотел делать то, то навязывалось сверху. 
Коноваленко переехал из Ленинграда и начал работу в Министерстве геологии СССР. Он делал под заказ вещи, сохранилось 2 геммы (портрета) Брежнева — камея и инталия (одна в горном хрустале, другая — в топазе). Но даже в этих работах он не создавал плакатного Брежнева, партийного функционера. Ему удалось изобразить веселого, живого человека, главного денди СССР.

Практически все работы Коноваленко попали в музей «Самоцветы» в Москве. Известные его творения оказались не в частных руках, ему предложили оставить работы в СССР. Две скульптуры приобрел Гохран: для оценки была создана специальная комиссия («Бражники» и «Ликбез»). Это было признание — работы не каждого художника покупали (у него самого) в Государственный фонд. 

5/6 В каких условиях работал художник Василий Коноваленко ?

Василий Коноваленко работал дома один, в своей мастерской. Вместе с шурином Н. Николаевским он придумал боксы, где находились только его руки, и работал таким образом. И все равно это было очень вредно, ведь камень отнимает здоровье и силы, это – пыль, радиация. Фаберже, например, делал свои изысканные фигурки, прославившие его, с целой командой профессионалов. Создавали их в его мастерской скульптуры по камню. В работе принимали участие известные скульпторы-модельщики и художники например, Г. Савицкий. Потом в ряде случаев ювелирная мастерская доделывала украшения — мастер Генрик Вигстрём и другие. Работал целый штат людей, а Коноваленко все делал сам. После создания модели он вырезал из множества разных камней детали скульптуры, соединял их путем склейки, вкраплений и штифтования и, наконец, потом дополнял каменные фигуры ювелирными деталями — словом, полный цикл от идеи до окончательного штриха. Сын Василия Васильевича рассказывал, что в их семье было понятие «детский труд» — дети полировали детали для работ.

Коноваленко стал тем звеном, кто соединил старую русскую школу (Феберже, Денисов-Уральский) и современное камнерезное искусство, которое у нас в России сейчас представлено на очень высоком уровне. 
Тот, кто знает работу с камнем, может по-настоящему оценить его труд. На самом деле ему приходилось многое преодолевать, сколько нужно сил, фантазии и внимания к сути минералов! Как написал Антон Ананьев, один из ведущих камнерезов в Петербурге, считается, что работы Коноваленко - самое массивное звено «в цепочке, тянущейся от Фаберже к творениям мастеров 1990-2000 гг». Не будь Коноваленко, может быть, и возродилась бы это искусство, но, наверное, не тогда, не в конце 1950-ых годов, а гораздо позже. 
Но возродить камнерезную технику, это не значит вдохнуть в это искусство жизнь. Человек, обладавший большой фантазией и душой, сумел дать своим скульптурам жизнь, силу, экспрессию. Этот феномен привел к тому, что в 1973 году открылась его персональная выставка из десяти работ в Государственном Русском музее в Ленинграде. Кого из русских художников-камнерезов и ювелиров в то время приглашали в этот знаменитый музей с персональной выставкой? Этому нет аналогов. Как ему это удалось? Во многом, конечно, это зависело от людей, которые окружают художника. У некоторых, к счастью, есть свои меценаты, свои Медичи. У него был такой человек — знаменитый писатель Сергей Михалков. Именно по его басне Коноваленко сделал фигуру «Лиса и бобер». Надо отдать должное и директору Русского музея Василию Пушкареву, который тоже мог оценить качество работ, увидеть талант Коноваленко и составил каталог выставки. В журнале «Огонек» Сергей Михалков назвал Василия Васильевича Данилой-мастером, имея в виду литературную фабулу его творчества.

6/6 Почему многие художники СССР в 1980-х годах эмигрировали в США, как, например, Василий Коноваленко?

Возможно, Василию Коноваленко не хватало свободы творчества. Он не хотел делать Ленина. Ему не дали сделать выставку в Кремле. И потом не каждый забудет уголовное дело. Может быть, захотелось понять, как там жить, как работать в отсутствие дефицита материалов. Но он недолго прожил: камень отнял жизнь. Он эмигрировал в 1981, а умер в 1989. 
Работ сделал много, около 40, больше чем за все предыдущие годы. В США он успел сделать работы на те темы, на которые он хотел, но в СССР не мог себе позволить, например, «Заключенные» Гулага. На американскую тему у него была только одна скульптура — “Золотоискатели”. 
Его коллекции в Денвере (в Музее природы и науки) посвящен целый зал с 20 скульптурами. Его в личные коллекции покупали крупнейшие американские бизнесмены — Сильверстайны, Коэны.

Но даже когда Коноваленко эмигрировал в США, он не расставался с русской темой, он, конечно, не мог забыть родину, где прошла его молодость, где он сумел стать известным, востребованным художником и мастером, любимым многими. Даже в эмиграции он изображал старуху-пряху, бражников, русскую баню, рыбалку. Василий Васильевич показывал свою версию дружбы народов, неофициальную. Увидеть и сравнить американские и советские работы вы сможете на выставке, которая проходит в Музеях Московского Кремля «Скульптор Василий Коноваленко. Во власти камня». С 1 июня по 31 августа 2016г. Коноваленко представлен очень разносторонне. Мы показали его и как камнереза, и как скульптора, создававшего бронзовые скульптуры, и как художника-сценографа, талантливого графика. Это выставка, по сути, первая его большая ретроспектива.